Бригада красного флага: кого боятся пластические хирурги

Бригада красного флага: кого боятся пластические хирурги

Те, кто твердо решил стать медиком, как правило, люди с устойчивой психикой. Крови и внутренностей не боятся, в критических ситуациях ведут себя хладнокровно. Обладатели самых логичных умов и крепких рук идут в медицинский спецназ – хирурги. Ведь это высший пилотаж: проникать внутрь человеческого организма, внося в него необходимые изменения. Порой функциональные, чтобы жизнь сделать легче или даже её спасти. Порой – эстетические, чтобы исправить внешность. Таких зовут пластическими хирургами.

Дополненная реальность

Казалось бы: если человек столько лет учился резать и сшивать живую плоть, – кого он может опасаться? Но существует, тем не менее, категория пациентов, которых боятся даже пластические хирурги. Нет, это вовсе не маньяки с топорами, похожие на тех, их фильмов ужасов. С виду вполне приличные граждане. Только, как говорится, и в тихом омуте порой черти водятся. Этих пациентов пластическим хирургам лучше вообще не трогать: и ради их здоровья, и ради своего собственного.

Таким людям не пластический хирург нужен. Не подтяжка лица, липосакция, ринопластика, мастэктомия или какая-то еще операция. Им необходим хороший психотерапевт, который поможет мозги на место вправить. Потому что, каким бы ни был результат после операции, пациенты с нарушениями психики станут мстить пластическому хирургу за то, что он не сумел устранить их физические недостатки. Практически всегда – несуществующие недостатки.

Об этом предупредила пластических хирургов социальный работник и исследователь Роберта Хонигман. Свою речь она произнесла на симпозиуме «Мастерство трансформации молочных желез». Мероприятие состоялось в конце октября в Сиднее. Его организовало Австралийское общество эстетических пластических хирургов (ASAPS).

Роберта отметила, что в эпоху социальных медиа, густо украшенных фотографиями дополненной реальности, пациенты больше не показывают пластическим хирургам снимки знаменитостей, на которых хотят быть похожими. Это раньше женщина приходила к доктору, показывала фото Мэрилин Монро или Анджелины Джоли и говорила, что хочет такую же грудь. Или нос, брови и так далее.

Теперь люди демонстрируют снимки селебрити, измененные фотофильтрами, и говорят: «Вот, хочу такие же большие глаза, как у Мадонны». И бесполезно объяснять, что у певицы-то очи не такие громадные на самом деле, что это программа дополненной реальности постаралась. И что Ким Кардашьян не родилась на свет с такой внушительной попой, а увеличила её филлерами, разгладив кожу графическим приложением.

На грани

По мнению Роберты Хонигман, эстетические косметические хирурги находятся на стыке двух сфер: медицины и потребления. Их пациенты не болеют. Они сами диагностируют недостатки своего внешнего вида и определяют, какое лечение им нужно. К счастью, большинство – люди вполне рассудительные, им можно объяснить некоторые вещи. Например, что если у девушки от природы крупная грудь третьего размера, то до седьмого её увеличить еще можно. Если больше, – выйдет форменное уродство. А вот если грудь первого размера, «растянуть» её до пятого едва ли получится.

Но есть и те, кто явно психически не слишком здоров и ищет облегчения от психологической травмы, которую не может вылечить пластический хирург.

Как показывает статистика, каждый четвертый пациент в косметической хирургии – «сложный» перфекционист. Он недоволен предыдущей операцией либо хочет новую, хотя после предыдущей не так много времени прошло.

Но один из каждых двадцати пациентов – это, по словам Роберты, представитель «бригады красного флага». «Это пять процентов посетителей, которые заставляют пластических хирургов преждевременно уходить в отставку или просто выбегать после приема на улицу и пытаться привести в порядок бушующие мысли», – отметила исследователь.

Скрытные люди

Когда эти пациенты недовольны своими результатами, они могут представить себя как сердитых, брошенных всем миром и потому очень агрессивных жертв. У таких людей психически неустойчивое поведение, и они просто не справляются со своими эмоциями. Они часто делают подряд несколько процедур, но не сообщают о них следующему пластическому хирургу.

Конечно, опытный профессионал и сам догадается. Но ведь бывают операции, которые проводятся максимально незаметно. Например, закрытая ринопластика, – когда разрез делается внутри ноздрей. Или нижняя блефаропластика, когда шов располагается внутри нижнего века и так далее. Да, врач может увидеть и догадаться, но ведь он просто обязан знать о предыдущих операциях пациента. Увы, представители «бригады красного флага» предпочитают не говорить о них.

Председатель Австралазийского (регион, включающий Австралию, Новую Зеландию, Новую Гвинею и прилегающие острова) фонда пластической хирургии доктор Ричард Барнетт сказал, что пластические хирурги должны приложить большие усилия, чтобы показать пациентам, особенно молодым людям, как правильно себя вести на приеме у врача.

Он вспомнил одну 20-летнюю девушку, которая хотела, чтобы доктор сделал ей ринопластику – буквально удалил фрагмент носа, изменив его форму. Позже, к своему большому удивлению, хирург обнаружил, что у нее было еще 10 операций на носу в течение двух лет. Спустя некоторое время после процедуры «она пришла и захотела, чтобы я вернул все, как было раньше, – сказал доктор Барнетт. – Когда я отказал, она была так расстроена, что едва могла выйти из двери. Я подумал: «Как я мог пропустить это?».

Психолог вызывали?

Президент ASAPS Навейен Сомия сказал, что маркетинг в социальных сетях и тщательно отредактированные в графических редакторах снимки пластических операций, которые сделали себе знаменитости, кардинально поменяли сознание многих людей. Их логическое мышление перестало работать как привратник, отсеивающий правду от вымысла.

Раньше поклонники, глядя на селебрити, чаще понимали, что им подходит, а что нет. Теперь за эстетической медициной бегут все, кому ни лень. Почти не осталось естественного, или самоотбора пациентов, подходящих для операции.

«Неудивительно, что теперь пластические хирурги сталкиваются с психическими проблемами пациентов, вызванных ложными картинками в интернете, чаще, чем представители других отраслей медицины», – сказал президент ASAPS.

По его словам, ведущие клиники пластической хирургии давно используют научно проверенные инструменты скрининга для выявления пациентов с проблемами «телесного образа». То есть научились определять самостоятельно, кто из пациентов действительно хочет исправить свою внешность, а у кого это обусловлено расстройством психики.

Психолог Мишель Рослер, которая совместно с коллегами разработала онлайн-предоперационный скрининг-инструмент специально для пациентов, желающих улучшить свой внешний облик, сказала, что оптимальным решением будет иметь психолога в каждой клинике пластической хирургии. Однако доктор Сомия сказал, что это не практично, и программа скрининга более эффективна.

Расстроенные люди

Роберта Хонигман сказала, что у пациентов из «бригады красного флага» чаще всего выделяются три психических расстройства.

  1. Обсессивно-компульсивное. Это когда у человека есть навязчивые мысли. Например, считает, что у него нос слишком большой или губы маленькие.
  2. Биполярное аффективное. Человек по поводу своей внешности то в депрессию впадает, то в маниакальное состояние.
  3. Дисморфическое. Когда человек постоянно недоволен своей внешностью и постоянно стремится её улучшить, делая все новые и новые операции. Такие пациенты фиксируются на каком-либо недостатке и больше не могут сосредоточиться на себе как на целом человеке. Они считают, что они отвратительны; уверены, люди с презрением смотрят на них на улице, и потому убеждены: только исправление их внешнего вида решит все их проблемы.

Последний тип расстройства, кстати, встречается чаще других. Потому что человек в целом может быть совершенно нормальным в психическом плане, а вот дисморфическое расстройство у него такой скрытый «пунктик».

Члены «бригады красного флага», отметила Роберта Хонигман, отличаются еще и тем, что их излюбленные три инструменты – это «деньги, угрозы и адвокаты». Первые им необходимы, чтобы стимулировать пластического хирурга сделать операцию. Если врач видит, что проблема в голове, а не во внешности, и если он профессионал, то откажется.

Когда взятка не сработала, используется второй инструмент – угрозы. Например, жалобу написать в министерство здравоохранения. Наконец, третий способ – вызов адвоката и судебное разбирательство.

Роберта Хонигман предупредила пластических хирургов о главной опасности. Если вы, независимо от ваших навыков или благих намерений, озвучили обещание «да, я могу это сделать», берегитесь. Пациенты из «бригады красного флага» потом все равно, как бы ни хорошо прошла операция, станут вас обвинять в разрушении их жизни. «Они будут мстить не только за негативные интернет-комментарии в их адрес, но и станут преследовать вас и требовать дальнейших операций, причем чаще всего бесплатно», - заметила исследователь.

Она призвала косметических хирургов изучать историю своих пациентов, прежде чем соглашаться их оперировать. «Если вы подозреваете, что у них дисморфическое расстройство, попросите пройти дополнительное исследование психического здоровья. Если они откажутся, смело говорите «до свидания», – сказала она.

Источник фото: сеть Интернет

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 1


1

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*