Соблазны Жана-Клода Ван Дамма

Соблазны Жана-Клода Ван Дамма

Если бы много лет назад кто-то сказал субтильному пареньку в очках, что за каждым его шагом будут следить фотографы, Жан-Клод счел бы это злой шуткой.

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаЕсли бы много лет назад кто-то сказал субтильному бельгийскому пареньку в очках с толстыми стеклами, что за каждым его шагом будут следить фотографы, Жан-Клод счел бы это злой шуткой. Кому он нужен - худосочный сын папы-торговца цветами и мамы-бухгалтера? А он так хотел быть богатым, знаменитым, хотел нравиться девушкам! Только эти цели он считал достойными.

Лестница в небо

Как-то отец, видя мучения своего закомплексованного сына, взял его за руку и увел из балетной студии в секцию каратэ. Через год-полтора, разглядывая себя в зеркале, юноша не верил своим глазам - цыплячье тельце обросло железными мускулами. Жан-Клод занялся еще и культуризмом, который позволил увеличить вес и объем мышц. Балет, которым он занимался несоклько лет, даровал ему невероятную растяжку. Все привыкли видеть неповоротливых бодибилдеров – а Ван Дамм был не только горой мышц, но и ловким, гибким, изящным. И прекрасно танцевал, не пропуская ни одной дискотеки. Как только он изменился внешне, Жан-Клод стал до смешного уверен в себе, и девушки только подпитывали в нем эту уверенность. Они так и липли к красавчику.

Его следующей целью было богатство. Чтобы достичь его, Жан-Клод женился уже в восемнадцать лет. Мария Родригес была старше на семь лет, зато на банковском счету имела достаточно денег для того, чтобы Жан-Клод мог открыть спортивный клуб. У него там был тренажерный зал для бодибилдеров, ринг для кикбоксеров, татами для каратистов и дорожки для утренних пробежек.

Дело процветало, но, однажды приехав по делам в Париж, Ван Дамм познакомился с заезжей кинозвездой Жаклин Биссет. Ей очень нравились молодые мальчики, и Жан-Клод стал ее любовником.

Очарованная им, она проворковала, что ему следовало бы поехать в Голливуд, где ценят красивые мужские торсы. Жаклин даже не подозревала, что ее слова упадут в подготовленную почву и дадут бурные всходы. Честолюбивый Жан-Клод тут же вернулся домой только для того, чтобы продать спортивный клуб и развестись с женой.

Через несколько недель он стоял в аэропорту Лос-Анджелеса, где его никто не ждал. У Жаклин был уже другой бойфренд, и она едва вспомнила, кто этот юный дикарь из бельгийской провинции.

Несколько выученных английских слов, небольшая сумма денег и ворох амбиций -- все, что у него было. Любой бы на его месте махнул рукой на эту авантюру. Но только не Жан-Клод. Он учил язык, работая, кем придется - от разносчика пиццы до укладчика паркета. Ему казалось, что вот-вот его отменную фигуру, отличную растяжку и умение махать ногами заметят режиссеры. Четыре с лишним года он заваливал актерские агентства и продюсерские конторы своими фотографиями и вырезками из французских журналов со статьями о себе. Но все было впустую.

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаЧестная невеста

Деньги, привезенные с собой, заканчивались. И тут очень кстати оказалась влюбленная в него дочка босса строительной компании, где Ван Дамм подрабатывал. Сыграли свадьбу. Но как только подвернулось несколько маленьких ролей в кино, Жан-Клод бросил супругу, потому что ее папочка настаивал, чтобы зять занялся делом, а она сама ревновала и следила за его расходами.

Пожалуй, с разводом он поторопился: работа вскоре кончилась, деньги тоже, мышцы стали опадать с ужасающей быстротой. Ван Дамм чуть не запил, но тут ему повезло: Чак Норрис, который по доброте душевной часто помогал молодым неизвестным актерам, дал ему место вышибалы в своем ночном клубе. Он неплохо платил и позволял ночевать на работе, чтобы можно было не тратиться на аренду квартиры.

В один из вечеров на огонек к Норрису заглянула веселая компания, главным украшением которой была чемпионка Америки по бодибилдингу Глэдис Португез. Весь клуб просто ахнул, когда девушка сняла с себя куртку и продемонстрировала присутствующим свое великолепное тело, плоский живот, рельефный торс, скульптурные ноги. Жан-Клод онемел, но потом собрался с духом, подошел к ней и на своем корявом английском сказал: «Я женюсь на тебе». В клубе на мгновение повисла тишина, а потом все взорвались хохотом.

Но Глэдис ему поверила. Она принялась лепить из голубоглазого красавца того, кем он всегда хотел стать: занялась его физической формой, разработав систему тренировок и специальную диету, основу которой составляла конина. «Никаких жиров», - говорила она своему амбициозному любовнику. Вскоре они стали мужем и женой.

Но Жан-Клод выкупил права на ленту, самостоятельно перемонтировал все сцены и… принес кинокомпании доход в пятнадцать миллионов долларов.

Результаты семейных усилий не заставили себя долго ждать, Жан-Клод снова был в великолепной физической форме и решил, что время брать быка за рога пришло. У выхода из ресторана он дождался продюсера, который однажды бросил ему мимоходом: «У тебя, сынок, отменные данные!» и продемонстрировал ему свою знаменитую растяжку и удар с разворотом на 360 градусов. Опешивший от такого молчаливого напора, почти испуганный продюсер дал ему роль во второсортном боевике с сомнительным названием «Кровавый спорт». Фильм оказался настолько ужасным, что руководители «Кэнон Пикчерз» решили даже не рисковать выпускать его в прокат. Но Жан-Клод выкупил права на ленту, самостоятельно перемонтировал все сцены и… принес кинокомпании доход в пятнадцать миллионов долларов.
На него свалилась масса восторженных рецензий, хороводы режиссеров с предложениями сняться в их фильмах, толпы поклонниц…

Было от чего потерять рассудок.

Грехи

Он честно старался не думать о посторонних женщинах. Жан-Клод поклялся хранить верность своей голубке Глэдис. У них уже подрастали двое детей, мальчик и девочка. Но Голливуд – это прежде всего красивые девушки. Много, много девушек. И все они без ума от голубоглазой и мускулистой звезды боевиков…

Однажды Фрэнк Синатра прислал ему приглашение: «Добро пожаловать на прием, который я устраиваю в честь своего дня рождения, вместе с супругой. Форма одежды - вечерняя».

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаВечером они с Глэдис вышли из своего новенького блестящего «Мерседеса» у ворот сверкающего огнями особняка. На Жане-Клоде был отменный костюм, в зубах – сигара, на пальцах – перстни. Глэдис чудесно выглядела в длинном вечернем платье, подчеркивающем прекрасную фигуру бывшей культуристки. Их встретил сам хозяин – очень пожилой, но не утративший стати. Ходили слухи, что Синатра связан с мафией. Но и его контактов в верхах американского правительства хватило бы для того, чтобы считать его очень влиятельным человеком. А еще у него были всемирная слава и всенародная любовь, и статус живого классика эстрады. И вот этот большой человек открыл объятия вчерашнему вышибале из ночного клуба и встретил его, как друга.

- Вот видишь, он тоже знает, чего я стою, - хвастливо шепнул Жан-Клод жене.
Скромность никогда не входила в число его достоинств.

Распорядитель указал им столик, на котором стояли карточки с их именами. По соседству расположился гавайский магнат Рон Райс с молодой женой. Они приехали в Лос-Анджелес на медовый месяц.
- Какой кошмар! – прошептала жена. – Мы с ней в одинаковых платьях!

Жан-Клод, который заставил Глэдис купить самый дорогой наряд в самом дорогом магазине, с любопытством взглянул на соседку, поймал ее взгляд… И свет померк в его глазах. Сказать, что Дарси Ла Пьер была хороша собой, значит, не сказать ничего. Она была Мисс Гаваи, победительницей конкурса красоты, при этом обладала отменным вкусом к роскоши и весьма свободным нравом. Она с любопытством уставилась на Ван Дамма, узнав в нем новую кинозвезду из нашумевших боевиков. Началось праздничное шоу, которое Синатра приготовил для гостей, но эти двое почти не смотрели на сцену. Они пожирали глазами друг друга. Синатра, замирая, пел о нежной любви, а эти вдвое сгорали от страсти. Молодая жена миллионера уже не помнила, из какой грязи вытащил ее состоятельный муж.

А Ван Дамм напрочь забыл, как ему было стыдно, когда журналисты застукали его в номере с восемью женщинами, и снимки оргии разошлись по всем газетам. Тогда Глэдис простила его, напомнив о детях, которым может быть стыдно за отца. Но доводы разума больше не действовали.

Но как утолить внезапно вспыхнувшую страсть? Ведь это почти невозможно! Они не обменялись ни единым значащим словом, присутствие супругов сковывало, Жан-Клод в самый последний момент протянул ее мужу свою визитку:
- Вдруг вы захотите вложить деньги в наши фильмы? – и улыбнулся, показывая, что не сомневается в том, что все только и мечтают потратить свой капитал на такого крутого парня, как он.
- Очень самоуверенный молодой человек, - сказал Рон Райс жене вечером, сняв смокинг, и щелкая себя подтяжками по животу. - Хотя все, что он может в кино – это поперечный шпагат и удар с поворотом в триста шестьдесят градусов. Во всяком случае, так говорит Синатра.

Дрожь

Умница Дарси, дождавшись, когда финансовые заботы вынудили мужа срочно уехать, нашла его визитку и позвонила:
- Мне бы хотелось узнать вас поближе, - мурлыкала она. – Вы приедете ко мне? Отель «Four seasons», пентхаус…

Потом они лежали на огромном ложе президентского номера, и Дарси поила его шампанским, хотя Жан-Клод и так был пьян новыми ощущениями. А ведь он думал, что знает о любви и женщинах все: за эти годы у него было их, наверное, несколько сотен. Но то, что он испытывал с Дарси, было счастьем навзрыд, он почувствовал в ней родственную душу. И сразу стало казаться, что Глэдис никогда по-настоящему его не понимала.

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаОни стали встречаться тайно. Дарси не уставала удивлять его, устраивая самые невероятные свидания в странных местах.

Во время их романа Жан-Клод почти забросил семью. Глэдис, конечно, чувствовала, что что-то происходит, но надеялась, что это очередная интрижка, которая быстро закончится.

Ведь они были рядом в самое тяжелое время, и муж не может забыть, как они шли к успеху плечом к плечу…
Но он смог. И однажды пришел, чтобы сказать:
- Я решил изменить свою жизнь. Я люблю другую женщину.
Глэдис заплакала, но Жан-Клод был непреклонен:
- Она беременна.

Подозрение

Скандал был громким, ведь Дарси все время их связи была замужем. Ее муж никак не хотел признавать, что три года жена водила его за нос. Измена была доказана, и Дарси не получила при разводе ни цента. Жан-Клод вышел из этой истории куда более легко: у них с Глэдис даже не было брачного контракта. Ведь во времена, когда они женились, делить было нечего…

Обозленная результатами развода Дарси решила обеспечить себе тылы и заставила Жан-Клода перед свадьбой подписать брачные обязательства на очень большую сумму.

Он сам великодушно назначил себе алименты и исправно отправлял их бывшей жене. Глэдис для себя ничего не требовала.

А вот с Дарси все было иначе. Как только их отношения получили огласку, в них закрался расчет. Обозленная результатами развода Дарси решила обеспечить себе тылы и заставила Жан-Клода перед свадьбой подписать брачные обязательства на очень большую сумму. Он сделал все, как она просила, но затаил обиду. Нервотрепка последних лет, семейные передряги, развод и новая свадьба, рождение маленького Николаса вкупе с проблемами на работе изрядно подпортили ему душевное состояние. Ван Дамм пристрастился к выпивке и наркотикам. Разгульный образ жизни стал сказываться на его физической форме. В довершение всех бед несколько фильмов провалились в прокате.

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаДарси тоже не была готова к такому повороту дел. Она-то думала, что выходит замуж за преуспевающую кинозвезду, а получила спивающегося неудачника, который то и дело приходит домой, перемазанный чужой помадой. Новая жена громко проклинала «тот день и час», когда его увидела. Она говорила, что кинется в ноги бывшему мужу и попросит забрать ее «от этого негодяя». Разъяренный Ван Дамм заставил ее замолчать мощным ударом…

Вскоре крики и драки в их доме стали привычными. Полицейская машина постоянно дежурила у особняка кинозвезды, опасаясь, как бы дело не дошло до убийства. С той же страстью, с какой они когда-то хотели друг друга, супруги теперь выясняли отношения. Покричав, Ван Дамм уходил из дома в ресторан, а потом его обычно арестовывали за вождение в нетрезвом виде. Утром Дарси, ругаясь, выкупала его из участка.

Однажды работники шикарного лондонского отеля, где чета Ван Даммов поселилась на время рекламной кампании его последнего фильма, были разбужены истошными криками. По коридору бежала голая женщина, она рыдала, размазывала по лицу кровь и просила вызвать полицию. Приехавшие копы записали свидетельство Дарси: муж напал на нее и избил, обвиняя в том, что их ребенок не его. Николасу тогда был годик.

До этого момента Жан-Клод всячески уговаривал Дарси не подавать на развод, потому что теперь его денежные потери были бы значительными. Клялся, что ляжет в клинику, исправится, и они заживут, как прежде. И один раз, действительно, лег, но сбежал оттуда через неделю. Вернувшись, услышал, как Дарси разговаривает по телефону с бывшим мужем. Жалуется на Ван Дамма и просит простить ее.

Теперь он был уверен, что его обвели вокруг пальца и оставили в дураках: Николас – сын Райса. Зато он не должен ни цента этой дряни! И он сам подал на развод, затребовав генетическую экспертизу. Дарси была оскорблена.

- Мы сделаем хоть десять тысяч экспертиз, - заявила она. – Но ты мне заплатишь за все.
И она оказалась права. Отцовство Ван Дамма было доказано, и ему пришлось поделить свое состояние и отдать половину Дарси.

Возвращение

Теперь крах его жизни стал почти окончательным, грандиозным. Собрав последние силы, Жан-Клод сам отправился в реабилитационный центр. Разве он не мужик, разве он не сможет подняться?

Из предложенных вариантов лечения актер выбрал самый верный и самый мучительный - полный отказ от всех наркотических веществ. Без заменительной терапии. Насухую.

Соблазны Жана-Клода Ван ДаммаОн даже и представить себе не мог, что ему будет так плохо. В забытьи ему виделись кошмары, он стонал и плакал. А однажды, открыв глаза, увидел Глэдис. Она сидела рядышком и промокала платком холодный пот на его лбу. Бывшая жена ни на шаг не отходила от постели своего голубоглазого бельгийца и верила, что Жан Клод способен стать тем, кем он был до этого.

Через несколько месяцев Глэдис Португез и Жан-Клод Ван Дамм вновь обвенчались в бельгийском городке на родине актера, подальше от посторонних глаз. Они оба принимали это решение, не собираясь давать поводов газетам для обсуждения их повторного брака. Но в немногочисленных интервью Ван Дамм признался, что все осознал и больше никогда не заставит Глэдис страдать.

Сейчас Ван Дамма считают «бывшей звездой». Он явно постарел, на лице – морщины, фильмы не пользуются успехом. Но улыбка, знаменитая растяжка, позволяющая ему сесть в поперечный шпагат, и мощный торс остались прежними.

И актер по-прежнему любит прихвастнуть. Известно, что его день начинается в пять утра на беговой дорожке. Он бегает полтора часа, потом 45 минут крутит педали велотренажера, потом завтракает здоровой пищей – много белка, мало углеводов, ноль жиров – и отправляется на работу. Вечером – еще два часа бодибилдинга и спарринг с приятелем – экс-чемпионом Европы по боксу.

«Я в прекрасной форме и впереди у меня еще много лет экранных драк, - иногда говорит он. - Я смог вернуться благодаря философии каратэ и Глэдис. Без них я не смог противостять соблазнам, которыми так полна жизнь. Моя звездная жизнь».

Читайте также

Комментарии 10

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*