Дженнифер Хадсон: Худая жизнь Толстушки

Дженнифер Хадсон: Худая жизнь Толстушки

Когда-то она считала себя и свое тело идеальными

Когда так долго и головокружительно везет — жди беды. Она когда-то слышала такую мудрость, но и думать о ней забыла, довольная судьбой и собой. Да что там довольная — Дженнифер Хадсон считала себя и свое тело идеальными.

 

 

Плюшечка

Хорошая черная девушка — это толстая девушка, — твердила мама, накладывая тарелку «с горкой». Лишний вес является лишним только с точки зрения «белого большинства», потому что настоящая черная девушка знает: чем больше веса — тем больше красоты. Необъятная грудь, нахально вылезающая из выреза платья, круглые бока, живот в складках, колыхающиеся при каждом шаге ягодицы — именно так выглядит африканский идеал красоты, а ведь, как ни старайся забыть свои корни, где-то глубоко в подсознании сидит смутная уверенность, что полная женщина несет в дом полную чашу, а с худой последние зубы на полку положишь.

Среди друзей семьи тоже худышек не водилось, разве что по болезни или старости, да еще если с комплекцией не повезло, так про тех и говорили ни кожи, мол, ни рожи — и жалели.

Впрочем, особенно заморачиваться такими глупостями, как красота, фигура, уход за собой в семье родителей Дженнифер Хадсон было не принято. Семья была строгих правил — баптистских. Сэмюэль и Дарнелл Донерсон Хадсоны приучали троих своих детей (двух девочек и мальчика) чтить ритуалы, молиться и петь в церковном хоре. Особенно это удавалось младшенькой — паства просто исходила слезами умиления, когда семилетняя Дженнифер вела свою партию, проникая кристальным, сильным голосом даже в самые черствые сердца. Именно тогда она поняла, что церковь слишком тесна для ее желаний и способностей. Чикаго — признанная театральная столица Америки, не хуже Нью-Йорка с его Бродвеем. В огромном количестве небольших театров и студий зреют молодые таланты, из которых вырастают звезды уровня Билла Мюррея, Джона Белуши, Майка Майерса. Есть к чему стремиться, есть реальный шанс прорваться. Дженнифер была уверена, что ее будущее — вокал, поэтому упорно занималась именно пением. Хорошей певицы много не бывает — и Аретта Франклин, и Элла Фицджеральд, например, особой стройностью не отличались, что не помешало им стать легендарными. Все в семье Джен были полненькими, но на фоне окружавших их соседок — самыми обычными. Наверное, поэтому Дженнифер никогда не мучили комплексы по поводу своего веса, напротив, она была уверена, что выглядит аппетитно. В отличие от, скажем, Опры Уинфри, которая позже стала ее подругой. Та ненавидела свои лишние килограммы и боролась с ними с переменным успехом, пока не расписалась в бессилии.

Джен не понимала этой одержимости и гордо носила свои 85-90 кг. В школе и колледже ее считали прехорошенькой и очень популярной. Она не была тихоней, участвовала во всех мероприятиях, играла в спектаклях, пела, как птица, и без оглядки шла к главной цели — стать звездой, завоевать славу. Что, как ни телевидение — самый короткий путь к успеху? Телешоу American Idol должно было сделать Дженнифер Хадсон идолом нового поколения.

 

 

Шоколадный торт

Но не сделало. В толпе таких же зубастых, юных и наглых она не то чтобы потерялась, но не стала всеобщей любимицей: бойкая толстушка с чересчур пухлыми губами и небольшими глазками раздражала своей независимостью. Однако мощный голос с завораживающими интонациями не мог не запомниться, и дал Хадсон возможность добраться до седьмого места в этом аналоге «Фабрики звезд» и чуть позже получить роль в фильме, который стал судьбоносным.

Еще до «Девушек мечты» Дженнифер окончательно поверила в свою звезду, поэтому роль Эффи Уайт — самой голосистой и талантливой солистки девичьего трио, чьему восхождению к славе был посвящен фильм — сыграла так, что едва не затмила звездную Бейонсе. За эту работу Хадсон получила множество самых престижных наград, и даже — кто бы мог подумать! — «Оскара» за лучшую женскую роль второго плана. Этому не могло помешать несоответствие ее форм голливудскому стандарту: платье, которое Джен надела на оскаровскую церемонию, можно было бы натянуть на маленький танк. Найти его было не так просто. В бочку меда маленькую ложку дегтя положил дизайнер Клайв Дэвис, сказавший, что Хадсон никогда не сможет выглядеть, как супермодель, а для танков он не шьет. «Я была очень возмущена, — вспоминала позже Дженнифер. — Ведь я уже получила всеобщее признание, какое ко всему этому отношение имеет мой вес?! Я тогда не понимала, почему другие придают такое большое значение внешнему виду».

Головокружительный роман настиг ее в тот же период сбывшихся мечтаний, когда она себе и всем казалась настоящей Лаки — любимицей судьбы.

Она постаралась забыть об этом как можно быстрее — у знаменитостей в окружении достаточно людей, которые поют дифирамбы и твердят, что они прекрасно выглядят, как бы они ни выглядели. Кроме того, пришла пора подумать о личной жизни. К этому времени Дженнифер рассталась с актером Джеймсом Пэйтоном, с которым встречалась несколько лет — он перестал соответствовать ее амбициозным планам. Бледный, невзрачный, одного с ней роста, он терялся на фоне ее пышного тела и был слишком предсказуемым и нудным. Дженнифер, чью красоту журналисты уже окрестили экзотической, жаждала настоящего приключения — зря, что ли, она оказалась в самой гуще кинозвездной жизни?

И приключение не заставило себя ждать. Головокружительный роман настиг ее в тот же период сбывшихся мечтаний, когда она себе и всем казалась настоящей Лаки — любимицей судьбы. Казалось, только пожелай и все исполнится. После «Оскара» ее начали наперебой звать в другие фильмы и телепроекты, вышли «Полет длиной в жизнь», «Тайная жизнь пчел», Джен досталась роль в фильме по сверхпопулярному сериалу «Секс в большом городе»… Вышел и оказался на вершине хит-парадов дебютный студийный альбом Jennifer Hudson, который моментально принес певице премию Grammy.

Все говорило о том, что принц где-то неподалеку. И он появился — высокий красавец с мощным торсом, чувственными губами и идеальной бородкой-эспаньолкой. Профессия у него тоже была что надо — неотразимый Дэвид Отунга был рестлером, быстро восходящим на вершину популярности. Кино также не обошло стороной роскошную фактуру смуглого мужчины. На фоне его накаченной фигуры и 185-сантиметрового роста Дженнифер Хадсон смотрелась миниатюрной. Кроме того, он, как всякий афроамериканец, знал толк в пышных женщинах и ценил аппетитность форм. Взаимная влюбленность бросила их в объятия друг друга — история все больше напоминала голливудскую сказку.

 

 

Горечь внутри

На фоне столь яркой и безоблачной жизни Дженнифер судьба ее сестры Джулии смотрелась как-то особенно жалко. Большая, грузная, с двойным и даже тройным подбородком и ранней одышкой, она являла собой классическую жертву мужского коварства. Ее сын рос без отца, а когда она, наконец, вышла замуж за некоего Уильяма Бэлфора, который не нравился никому из ее семьи, он оказался психованным бывшим зэком, не умеющим держать кулаки при себе. Что ж, быть черной девушкой, это почти всегда означает иметь в своем окружении кого-то подобного — и не всегда уметь противостоять насилию. К чести Джулии, она не стала терпеть подобного обращения и развелась с Уильямом уже через полтора года после свадьбы, переехала в дом родителей, где жил также их старший брат, чтобы одной, с их помощью, растить семилетнего Джулиана. Нежданно для нее и очень скоро после развода вдруг нашелся мужчина, готовый принят на себя ответственность за их судьбу, он был необычайно нежен и заботлив, и даже подарил ей на день рождения огромную связку воздушных шаров, как будто 100-килограммовая Джулия была маленькой восторженной девочкой…

Семья впервые могла радоваться за нее, и сообщала своей звездной младшей дочери, что скоро все-все у них будет в порядке.

Ярость ослепила — он-то твердил ей при разводе, что никто никогда не посмотрит на нее, такую толстую и безобразную, что никуда ей от него не деться.

И вдруг — это случилось едва ли не через месяц после знакомства Джен с Отунгой, когда она пребывала на седьмом небе от счастья, порхая на крыльях влюбленности — позвонили из полиции и сообщили, что ее 57-летняя мать Дарнелл Донерсон и 29-летний брат Джейсон Хадсон найдены в доме застреленными, а 7-летний племянник Джулиан Кинг пропал. Спустя два или три дня тело ребенка с пулей в затылке нашли — и тогда же назвали имя подозреваемого: Уильям Бэлфор, бывший муж Джулии.

Как оказалось, на следующий день после ее дня рождения он пришел к ней, «чтобы поздравить» и увидел воздушные шары от нового бойфренда. Ярость ослепила — он-то твердил ей при разводе, что никто никогда не посмотрит на нее, такую толстую и безобразную, что никуда ей от него не деться. Он скандалил и угрожал, и брат Джейсон просто выбросил его из дома. Уильям вернулся чуть позже — с оружием. Джулии в тот момент не было — она ушла на работу. Бэлфор убил бывших тещу и деверя и похитил пасынка, уехав на машине мертвого Джейсона. Злость была слишком сильна — он собирался шантажировать Джулию сыном, но, обезумев, просто застрелил его и, оставив в машине, покинул место преступления…

Несколько лет шло следствие и, когда, наконец, состоялся суд, Уильяму дали три пожизненных срока.

 

 

Найти себя

Небо обрушилось на землю, время остановилось, реки вышли из берегов, и текли в них слезы… Дженнифер не знала, как жить дальше, как перестать плакать, как перестать бояться. Некому теперь было гордиться ее успехами, не к кому приезжать, чтобы почувствовать себя ребенком. Главное — она перестала чувствовать себя избранной: с ней так же, как и со всеми вокруг могло произойти что угодно плохое, и предотвратить это было нельзя. Как можно двигаться вперед, зная это? И зачем это делать?

Она почти перестала выходить из дома и перестала появляться на светских мероприятиях. Телевизор и еда стали единственным развлечением. В этот период спасал только Дэвид. Он не испугался этой депрессии, старался всегда находиться рядом, внушить надежду.

Через несколько месяцев Дженнифер поняла, что беременна, и это был лучик надежды посреди мрака.

Когда родился сын, она словно тоже родилась — заново. На круглом лице появилась счастливая улыбка, фотографии опьяненной радостью Джен с новорожденным появились на обложке журнала People. Она стала новым человеком, чувствовала в себе силы свернуть горы, однако новый человек заключался в «старом» теле. Депрессия и беременность прибавили ей килограммов, бока оплыли еще больше, грудь выглядела, как бурдюки с вином, глаза почти исчезли за щеками. Однажды глядя на себя в зеркало она вдруг поняла, что больше не является толстушкой, она активная, стройная, много испытавшая женщина — уже не такая самоуверенная, как раньше, но сильная и ловкая. Осталось только избавиться от этого жирного тела и привести его в соответствие с новой внутренней Дженнифер — но как?! Если ты ни разу в жизни не худела и даже не задумывалась об этом, то с чего начать, не наломав при этом дров?

Хуже всего, что никто вокруг не верил, что задуманное удастся. «Люди не верили, что я смогу, — вспоминала она позже. — Это раздражало больше всего. Я слышала столько различных комментариев! Говорили: «Ну, если только ты сделаешь липосакцию. Или отрежешь часть желудка».

 

 

Судьба вновь благосклонно послала ей ответ на все вопросы, не допустив, чтобы Хадсон прошла весь обычный путь тех, кого американцы называют профессиональными диетерами. Они годами пробуют то одну, то другую диету, теряют килограммы, которые возвращаются, и здоровье, которое уходит навсегда, отчаиваются, голодают и обжираются, то начинают, то бросают фитнес. К Дженнифер обратились представители «Весонаблюдателей» (Weight Watchers) — компании, проповедующей изменение образа жизни с последующим похудением. На тот момент они помогали вернуть стройность другой знаменитости — Джессике Симпсон, набравшей после беременности килограммов 20 лишнего веса — и предложили сделать то же самое для Хадсон. Она согласилась — но даже потолстела еще в первую неделю новой жизни, пока не поняла все особенности системы и стала просто им следовать, не сопротивляясь.

Она даже потолстела еще в первую неделю новой жизни, пока не поняла все особенности системы и стала просто им следовать, не сопротивляясь.

В программе Весонаблюдателей было всего четыре правила, которых надо было неукоснительно придерживаться.

1. Сбалансированный рацион, не исключающий никаких продуктов. Организм должен получать все необходимые питательные вещества, витамины и минералы, а если вы едите умеренно, то не придется отказываться и от любимых «вредностей». Калорий весонаблюдатели не считают, но присваивают пище разное количество пунктов, в день необходимо съесть не больше, чем на 18—26 (в зависимости от исходного веса).

2. На миру и худеть не страшно: подобно анонимным алкоголикам и наркоманам, худеющие идут за поддержкой в группу. Вместе они изучают искусство питания в теории и обсуждают трудности применения его на практике.

3. Слушать себя: весонаблюдатели учили Дженнифер познавать саму себя — хочется ли ей пить или есть, если есть, то что именно, в чем ее слабость, в чем сила и как выстроить верную мотивацию на похудение.

4. Двигаться — полезно! Выберите любую физическую нагрузку и занимайтесь ею каждый день.

Дженнифер стала пропадать в тренажерном зале и решительно ограничила рацион. Любимое шоколадное печенье стала позволять себе, только если 2-3 дня съедала меньше «пунктов», чем требовалось, и могла позволить себе лишнее. Вес стал уходить с почти пугающей быстротой. Наконец-то отражение в зеркале перестало вызывать недоумение — кто это?! Оно стало тем, кем Хадсон себя чувствовала — сексапильной смуглой брюнеткой со стройным телом. Недаром знаменитый фотограф Анны Лейбовитц запечатлела новую Дженнифер Хадсон в образе диснеевской принцессы Тианы из сказки «Принцесса и лягушка». Разве прежняя Дженнифер могла на это рассчитывать?

 

 

О своем пути в новую жизнь она рассказала в книге «Как я потеряла лишний вес и нашла себя», в которой озвучила потерянный вес — 36 кг! «Я теперь другая, будто бы теперь это не я, а другой человек. Несколько раз я даже не узнавала сама себя в зеркале!»

Пожалуй, единственное, что огорчает актрису, это морщинки вокруг рта, которые сильно проявились после похудения — их не было видно на пухлых щеках. Да еще возлюбленный печалится по поводу исчезнувших округлостей — ему-то они вовсе не мешали…

Но это совсем не большая плата за то, чтобы стать самой собой. Ведь теперь амбициозная Дженнифер Хадсон стала ролевой моделью для тысяч, если не миллионов девушек, которые худеют, следят за порциями и занимаются фитнесом с ее образом в сердце.

«Люди говорят, что хотят быть похожими на меня. Как такое могло произойти? Как я могла из девушки, не являвшейся примером, стать таковой? Я не хочу терять больше веса, я думаю, что сейчас я в прекрасной форме — вы никогда не увидите меня худышкой. Правда, Дэвид считает, что у меня исчезла грудь и пытается кормить насильно. Но я теперь поклонница здорового образа жизни и ем только полезную пищу. Для занятий спортом я встаю в 4 часа утра и чувствую себя прекрасно. Моя мама всегда меня поддерживала во всех моих начинаниях и теперь, я знаю, радуется, глядя на меня с Неба».

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 0

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*