Холли Берри: Не родись красивой

Холли Берри: Не родись красивой

В свои 47 лет она в списке самых сексуальных звезд

Красота этой актрисы тем примечательнее, что не подвластна ни времени, ни врожденному диабету, ни личным драмам. Свои 47 лет Холли Берри встретила во всеоружии поистине царственной внешности, возглавив списки самых сексуальных и желанных звезд планеты — приятный титул для женщины, только что родившей второго ребенка и обретшей семейное счастье после вереницы романов-катастроф.

Дважды она пыталась покончить жизнь самоубийством. Казалось, выхода из замкнутого круга нет: отец бил ее мать, и теперь каждый новый кавалер бил саму Холли. Виктимность — поведение жертвы, которое, как известно, привлекает садистов и маньяков — никогда не была свойственна Берри-актрисе (она напролом шла к своей цели и не чуралась называть расистами режиссеров, которые не давали ей ролей). Но Берри в роли жены и любовницы, видимо, так и напрашивалась на кулак…

 

 

Мисс Совершенство
1993 год

Выходя из машины, 25-летняя Холли весело помахала рукой толпе поклонников. Она еще не привыкла к тому, что ее узнают, просят автограф. В прошлом остались детство в бедном квартале для чернокожих, нелегкая юность в престижном районе для белых, где Холли приходилось вечно доказывать свое право быть в числе избранных. Этому помогли победы в нескольких конкурсах красоты — сначала для тинейджеров, потом для взрослых девушек, участие в «Мисс мира». Теперь она, действительно, избранная — восходящая голливудская звезда, красавица с кожей цвета кофе со сливками (спасибо белой мамочке и чернокожему папочке-монстру). Яркое платье от кутюр сидело, как влитое, Холли была счастлива.

— Мисс Берри, можно попросить автограф?

Она подняла глаза, и потеряла дар речи. Высоченный мускулистый красавец, косая сажень в плечах, белозубо улыбался ей, затмевая солнце. Холли узнала знаменитого бейсболиста из «Atlanta Braves», — Дэвид Джастис, так, кажется, его звали.

Она смотрела на его восхитительные ягодицы, каменные мышцы и чувствовала, как в душе поднимается ликование.

Холли взяла протянутый ей листок и, не отводя глаз от парня, написала на нем свой номер телефона. Дэвид бросил удивленный взгляд на «автограф», его улыбка стала шире.

— До встречи, мисс Берри! — повернулся и побежал, легко пружиня при каждом шаге. Она смотрела на его восхитительные ягодицы, каменные мышцы и чувствовала, как в душе поднимается ликование.

Наверное, не слишком скромно с ее стороны было вот так открыто показать, что она хочет встретиться. Но Холли давно поняла, что, если она не хочет остаться без парня, то ей надо быть напористой, почти агрессивной. Что с того, что она признанная? Мужчины боятся королев красоты, ей частенько приходилось одной отправляться на дискотеку, тогда как подружек вели под ручку бойфренды. Ей нравится этот Джастис, и он будет с ней!

Конечно, Холли не спешила всем докладывать, что к ее абсолютной красоте приложили руку пластические хирурги. Однако достаточно сравнить ранние фото с последующими, как становится очевидно: Miss Teen ко времени Miss World сделала ринопластику, заменив свой негритянский расплющенный нос на вполне европейский, тоненький носик. Что ж, покорительница Голливуда обязана была быть совершенством.

 

 

Смелое предложение
6 месяцев спустя

В клубе грохотала музыка, и было жарко. Холли возбужденно осматривала веселящихся людей, привалившись плечом к железной груди Дэвида.

— Я хочу за тебя замуж! — стараясь перекричать шум, громко сказала она.
— Что?
— Я делаю тебе предложение! Давай уйдем отсюда!
— А мне здесь нравится, — ответил Дэвид. Он видел, как мужики завистливо оглядываются на его девушку, точеную мулатку-шоколадку, и Дэвид сам себе казался выше и значительнее. Знаменитая, красивая, настоящая мечта! Только, пожалуй, слишком красивая…
— Ты посмотри, как этот мерзавец пялится на тебя! — рассердился он внезапно. — Подожди, я сейчас научу его уважать мою женщину…

Расталкивая толпу, он направился к какому-то парню, восхищенно глазеющему на знаменитую Холли.

— Не надо, Дэвид! — умоляла она, семеня следом, и повисла на руке, занесенной для удара. — Не надо!
— А, так ты его знаешь, — развернулся Дэвид. — Ты была с ним, да? Это один из твоих любовников?! Ну, конечно! — он скрипнул зубами и пошел к выходу. Ошеломленная Берри сначала просто смотрела ему в спину, а потом побежала за ним.
— Дэвид! Дэвид! Ты все не так понял!

Должно быть, она очень глупо выглядела, когда ковыляла по улице, теряя туфли на шпильках, за широкоплечим парнем-руки-в-брюки. Особенно если учесть, что только что была уверена, что он целиком и полностью у нее под контролем.

Дэвид так внезапно остановился, что Холли врезалась лбом ему в спину.

— Рассказывай! — потребовал он, подозрительно глядя ей в глаза.

И она начала оправдываться, как маленькая нашкодившая девочка: не была, не состояла, не виновата.

— Я так тебя люблю, Дэвид! Разве ты не видишь, что я без ума от тебя?

Он позволил ей поцеловать себя.

— Так что ты говорила там, в баре?

 

 

Тяжелые будни
Год спустя

Свадьба была сказочной, и Холли ног под собой не чуяла от счастья. Дэвид казался ей воплощением мечты. На следующее же утро она встала пораньше и помчалась в магазин, чтобы накупить вкусностей к завтраку. Она вела себя, как глупенькая влюбленная женушка, и не стеснялась демонстрировать супругу свое обожание.

А Дэвид, между тем, не переставал ревновать. В каждом встречном мужчине ему чудился соперник, партнеры Холли в кино стали его заочными врагами: он с пристрастием допрашивал жену, что она чувствовала, снимаясь в любовных сценах. Ревновал к бывшим любовникам — Спайку Ли, Кристоферу Уильямсу, Уэсли Снайпсу...

Свадьба была сказочной, и Холли ног под собой не чуяла от счастья. Дэвид казался ей воплощением мечты.

Упоминание о последнем приводило Холли в трепет. Их роман со Снайпсом закончился очень быстро и жестко. Он сразу дал ей понять, что женщина — его женщина, в первую очередь — должна знать свое место. Берри ему нравилась тем, как он говорил, что была так благодарна за любую ласку, доброе слово, что просто нельзя было не чувствовать себя ее хозяином. Но и она порой забывалась. Могла огрызнуться, потребовать внимания в момент, когда он не был расположен разговаривать. Однажды он ее ударил — сокрушительно, не жалея, как мужика-ровню. Она упала, как подкошенная. Позже узнал, что порвал ей барабанную перепонку, и Холли оглохла на правое ухо… Можно считаться первой красавицей, но красота женщины не может заставить мужчин жалеть и беречь.

Самое ужасное — она стала бояться мужа, как когда-то Снайпса. Бояться его гнева, его ревности, улыбалась все реже и следила, как бы ненароком не похвалить в его присутствии другого мужчину. Сам Дэвид, между тем, не считал нужным хранить Холли верность. Когда она в первый раз увидела губную помаду на его футболке, чуть не потеряла сознание. В истерике запустила в него бейсбольной битой, стоявшей в прихожей. Муж толкнул ее так, что Холли улетела в угол и упала, больно ударившись о край стола. Потом долго там плакала, но Дэвид не подошел: он терпеть не мог просить прощения.

Это было начало бесконечной череды официанток, проституток и девушек из группы поддержки бейсбольной команды Дэвида. Он не пропускал ни одной юбки, и может, поэтому ревновал все сильнее. Семейная жизнь превратилась в один затянувшийся скандал.

 

 

Истинное лицо
1996 год

Через три года после свадьбы Холли нашла чужие кружевные трусики в собственной спальне и в сердцах сказала, что ее терпение лопнуло, и она сегодня же изменит мужу, чтобы знал: не только ему можно так себя вести. В ответ она получила удар такой силы, что на мгновение потеряла сознание. Дэвид выругался и ушел, хлопнув дверью.

Жить было незачем. Две собачки Холли, поскуливая, лизали ей лицо. Она взяла их на руки и пошла в гараж. От боли звенела голова, всхлипывая, женщина залезла в машину и включила мотор, тщательно закрыв окна и двери. По салону поплыл тяжелый сладковатый запах угарного газа. Вот сейчас должно придти желанное затмение…

И вдруг она вспомнила маму, ее натруженные руки, изуродованные тяжелой работой нянечки в психиатрической лечебнице. «Ты моя принцесса, — услышала она слова из детства. — Ты будешь самая красивая, самая счастливая… Вместо мамы».

Как она могла забыть ее? Мама не переживет ее смерти! Кашляя, Холли с трудом выкатилась из машины…

Если бы она знала, как долго и трудно будет идти развод, вряд ли у нее хватило бы духа выключить зажигание. Дэвид предстал в истинном свете: он бился за каждый цент, стараясь оттяпать у кинозвезды кусок побольше. В ход шли угрозы, сплетни, шантаж. Он рассказывал на суде грязные подробности, обвинял жену во всех смертных грехах, уличал в изменах. И когда все же не удалось наложить лапу на ее состояние, Дэвид был в ярости. Испуганная Берри потребовала запретить бывшему мужу приближаться к ней ближе, чем на 500 метров. Суд удовлетворил ее просьбу, но еще три года после развода она вскрикивала по ночам и не хотела серьезных отношений. Холли боялась вновь поверить в любовь.

 

 

То, что надо
2001-2013 гг.

Второй муж, музыкант Эрик Бене, довел актрису до второй попытки самоубийства, изменив ей в день ее триумфа — получения премии «Оскар» — и даже не посчитал нужным это скрыть.

Череду «не тех» мужчин продолжил манекенщик Габриэль Обри. От него Холли Берри родила дочь Налу — ей было уже под сорок, тянуть было некогда. Этот брак она предусмотрительно не стала оформлять: белокожий красавчик Обри был слабой опорой для жизни — слишком любил смотреться в зеркало. Они расстались в 2010, когда Холли, наконец, улыбнулось счастье. Французский герой-любовник, актер Оливье Мартинес неожиданно проявил лучшие мужские качества, защитив Берри и ее дочь от кулаков бывшего. Мужчины подрались около дома, на радость журналистам, и раз и навсегда расставили все точки над i. Габриэль исчез из ее жизни, зато появился новый мальчик — сын.

Спустя год после родов 47-летняя Холли Берри позировала фотографам в «мальчуковом» образе. Короткие взъерошенные волосы, стройное упругое тело, точеные ножки, облегающее платье — и опытный, спокойный взгляд.

— Что для меня означает титул самой сексуальной? — говорит она. — Мне это льстит: для матери двоих детей, приближающейся к своему пятидесятилетию, это совсем неплохо. Чтобы сохранить красоту, думаю, нужно любить по жизни не только себя. Но и себя — обязательно.

Читайте также

Комментарии 6

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*