Раскрывая тайны SMAS-лифтинга

Раскрывая тайны SMAS-лифтинга

 В статье «Наркоманы пластической хирургии» я написала о людях, пребывающих в вечной погоне за совершенством. Они пережили не один десяток операций, потому их лица изменились до неузнаваемости. Вспомнить хотя бы Майкла Джексона или Людмилу Гурченко. Но только ли они сами виноваты в не слишком привлекательной трансформации? Да, потому что не могли остановиться в желании стать моложе. Нет, поскольку некоторые операции им сделали не высококлассные пластические хирурги, а те, кого зовут презрительно «эскулапами».

SMASливое лицо

У людей, стремящихся сбросить с десяток лет, чаще всего одно желание: сделать подтяжку лица. Начинается, как правило, с малого: инъекции красоты, затем настает черед ринопластики, блефаропластики и других не слишком сложных эстетических процедур. Когда и этого кажется мало, вступает в ход тяжелая артиллерия – глубокая круговая подтяжка лица, более известная как SMAS-лифтинг.

Кстати, немногие знают, что SMAS – это аббревиатура, расшифровывается как superficial muscle-aponeurotic system. В переводе это означает «поверхностная мышечно-апоневротическая система». Если не вдаваться в термины, то SMAS – подкожная структура, расположенная на лице и соединяющая кожу с мышцами. Состоит из фиброзной и жировой ткани. Настоящая густая сеть из коллагеновых, мышечных и эластиновых волокон.

С возрастом, когда в лице скапливается жир, мышцы слабеют и кожа теряет упругость, под воздействием гравитации названная система начинает «оплывать», как парафиновая свеча. Тогда и наступает время сделать SMAS-лифтинг. И вот тут начинается самое интересное: главное – найти хирурга, который не просто владеет навыками круговой подтяжки, но и понимает, как играть на этом сложнейшем инструменте.

Ведь, как я уже сказала, SMAS – это хитросплетение волокон, они словно струны, и если дергать их как попало, то и результат выйдет соответствующий. Как мы называем тех, у кого многочисленные операции прошли не слишком (мягко говоря) удачно? Фриками. Уродцами то есть. Но я прекрасно понимаю: не сами эти люди виноваты в «перекосах» на своем лице. В подавляющем большинстве случаев причина в том, что хирург не слишком опытен и не имеет эстетического взгляда.

Трендовая естественность

Этот взгляд означает, что доктор не просто умеет делать подтяжку, но и понимает, что сегодня главный тренд пластической хирургии в целом – естественность. Хотите пример? Пожалуйста: София Ротару. Певице 71 год, а выглядит она вдвое моложе. Сама, конечно, скромно объясняет, мол, это благодаря любви родных и тщательному уходу за собой. Первое безусловно, а если второе включает пластические операции, – тогда верю.

В самом деле: даже если тщательно всматриваться в лицо певицы, не заметишь ничего, что бы стопроцентно указывало на следы хирургического вмешательства. А ведь у Софии Ротару почти нет морщинок: кожа упругая и гладкая, цвет лица свежий. Плюс четкий овал и ровная шея. Да простит меня великая певица, но в 71 год так выглядеть можно только после SMAS-лифтинга, причем сделанного поистине золотыми руками.

Отличить золотые от остальных несложно. Хирург, умеющий виртуозно делать такую сложнейшую операцию, как круговая подтяжка лица, придерживается трех принципов.

Первый – расположенные на открытых участках швы должны выглядеть так, чтобы заметить их мог только специалист, причем при тщательном, а не беглом осмотре.

Второй – разрезы в волосистых частях головы должны быть такими, чтобы не повредить волосяные луковицы.

Третий – во время операции нужно найти правильный вектор и силу натяжения кожи, чтобы при его изменении не исказить черты лица.

Соответственно, если вы видели у женщины швы на лице и голове, если у неё что-то где-то «перекосилось», значит, хирург эти принципы не соблюдал.

Плавная линия

Когда в кино показывают операции, обычно «хирург» берет в руки скальпель, делает прямой разрез, а дальше по сценарию. Так вот: если подобным образом делать SMAS-подтяжку, результат выйдет кривым. Судите сами: вы где-нибудь на лице видели ровные прямые линии? Человек же не квадратный.

Вот почему, чтобы достичь привлекательного результата, хорошие хирурги надрезы делают плавные. Например, перед ухом разрез должен находиться строго на границе, где щека переходит в ушную раковину, и четко повторять изгиб перед козелком (небольшой хрящевой выступ на внешнем ухе).

Секрет в том, что кожа щеки более плотная и темная, чем козелка. Если сделать разрез точно между ними, тонкий шов после будет практически незаметен. Здесь, как говорится, миллиметр право или влево чреват последствиями для эстетики лица. А ведь когда-то хирурги делали иначе! Примерно сто лет назад одному «гению» пришла мысль: разрез делать не перед козелком, а за ним. Мол, шрам окажется в ухе, его потом не видно будет.

В итоге вышло, что кожу щеки пришлось натягивать на козелок. То есть он стал испытывать большую нагрузку. Раз так, то хрящ внутри начал под давлением… рассасываться. Теперь представьте, каково это, когда ухо без козелка: он ведь скрывает слуховой проход. Такие уши придется постоянно закрывать – некрасиво.

Потому никаких прямых линий и только там, где все четко просчитано. Буквально математически, об этом ниже.

Стратегическая отслойка

Когда хирург делает круговую подтяжку, он не только врач, но и математик. Нужно правильно рассчитать расположение тканей, геометрию надрезов, глубину тканей, чтобы нигде ничего не нарушить, в том числе – это особенно важно – кровоснабжение. При этом важно понимать, что подтяжка кожи – одно, SMAS лежит под ней, и метод его лифтинга иной.

Вот почему хирургу так важно правильно отслоить лоскут кожи. Если это сделать на маленьком фрагменте, омолаживающий эффект окажется слабым и быстро пройдет. Если превысить грани разумного, может начаться отмирание крайних зон кожного лоскута. Поэтому хороший хирург при SMAS-лифтинге использует, метод великого советского хирурга Александра Лимберга, основанный на математических расчетах.

Копать глубже

Подтяжку кожи делать несложно. Потому многие не слишком опытные хирурги этим активно занимаются, не желая проникать глубже в ткани. Да, результат получается, в общем, неплохой. Недолговечный только. Если не затрагивать SMAS-слой, спустя непродолжительное время кожа снова станет ослабевать и провисать. Уж не потому ли, кстати, столько раз некоторые звезды идут на операции? А ведь кожа не резиновая, постоянно отрезать и натягивать, а потом снова и снова невозможно. Рано или поздно лицо искривится либо станет напоминать статичную маску.

Вот почему хирурги, знающие толк в SMAS-лифтинге, применяют метод дупликатуры. Он интересен тем, что ничто не отрезается и не удаляется. Происходит буквально перестройка лица: ткани перераспределяются и тщательно фиксируются. В результате – молодое лицо с четкими контурами, как в юности. Лишь когда слишком много жировой ткани, хирург может частично её удалить. Но, опять же, зачастую её не «выбрасывают», а сразу используют там, где нужно на лице.

В любом случае, не бывает такого, чтобы хирург ко всем подряд применял один метод. Ведь лицо у каждого человека уникально. Значит, и методы будут разные. Тем и хорош SMAS-лифтинг, что это тонкий и очень сложно настраиваемый инструмент.

Вектор натяжения

Как я уже сказала, при круговой подтяжке хирургу важно четко понять вектор натяжения тканей. За рубежом в этом смысле не заморачиваются: раз гравитация тянет вниз, натягивать будем строго вверх. Некоторые российские коллеги поступают так же. Но лишь самые опытные знают: грядет катастрофа. Не барабан мастерите, в лице векторов натяжения множество, и «только вверх» - это заранее ошибка. Да и кожу шеи такой метод не затрагивает. Вот и скажите: если лицо гладкое, а кожа, как старый, простите, сапог, - где тут эстетика?

Потому – только строгий учет векторов, и особенно в области шеи и нижней трети лица, поскольку они чаще всего нуждаются в обновлении. Это же поможет правильно расположить швы, чтобы потом они стали незаметны. Если нагрузка на месте разреза окажется неправильной, рубец станет впоследствии широким и грубым. Потому есть секрет: в скрытых областях вокруг ушей и внутри них лучшие пластические хирурги делают специальные узловые швы. Ими достигается разгрузочная фиксация тканей. По сути, невидимая система сдержек и противовесов. Её придумал замечательный российский хирург, профессор, доктор медицины Игорь Вульф.

Пластика лица – это высший пилотаж эстетической хирургии. Как в авиации: одни умеют «взлет-посадка», но лишь немногие способны совершать головокружительные трюки. И когда хирург делает SMAS-лифтинг, он сочетает искусство врача и математика, помноженные на колоссальный опыт и эстетическое видение.

Источник фото: сеть Интернет

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 0

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*