Профессия пластического хирурга – это огромный труд

Профессия пластического хирурга – это огромный труд

В современной пластической хирургии столько имен профессионалов, что не ровен час растеряться. Однако на Олимпе, на самой верхушке пьедестала супер-экспертов есть имена, хорошо известные многим, кто интересуется этой областью. Без преувеличения можем сказать, что к ним относится и Отари Гогиберидзе. У него есть свое, персональное мнение относительно профессии. Он видит в пластической хирургии не бизнес, а свое призвание. И следуя этому призванию, «строит» свою клинику. Как это у него получается, и что в целом он думает о пластике – пусть расскажет сам Маэстро.

Расскажите, что подвигло вас заняться именно пластической хирургией?

Я начинал свое обучение на кафедре челюстно-лицевой хирургии. Там я оказался в окружении пластических хирургов, которые сегодня являются ведущими специалистами. Это, например, Павлюченко Леонид Леонидович, Корчак Владимир Васильевич, Владимир Тапия Фернандес. И увидел, что челюстно-лицевые хирурги занимаются еще и эстетическими операциями. Нам объясняли: если делаешь экстренную пластику носа после какой-то травмы, то через полгода надо обязательно выполнить еще и эстетическую операцию, реконструкцию. Я слушал, делал и незаметно сам втянулся в этот процесс.

Какие шаги в своем становлении как специалиста, вы считаете наиболее значимыми? Кто были вашими учителями?

Первый – когда я, будучи студентом, определился, что хочу стать хирургом. А потом, как я уже сказал, пришло понимание, что интересно заниматься именно эстетикой. Это хирургия более «чистая», более аккуратная. И у тебя на самом деле здесь другие пациенты – которые заботятся о своей внешности, хотят выглядеть красиво и быть в гармонии с собой. Плюс это деньги. Ведь профессия пластического хирурга – это  огромный как физический, так и умственный труд.

Когда «варишься» в общей каше, всегда смотришь, что происходит вокруг, кто какие делает операции, и перенимаешь опыт коллег. Также мы с ними всегда посещали множество обучающих конференций, интересовались, задавали вопросы. А поскольку еще и сам почти постоянно находился в операционной, была возможность на деле использовать ту или иную методику. Я мог накануне операции позвонить одному из своих старших товарищей и уточнить какие-то моменты. Это сейчас практически все делаешь на автомате, и у тебя в голове всегда есть варианты на случай, если что-то не так пошло. А тогда каждую операцию прорабатывали дома, составляли детальный план. Но я не был закреплен за кем-то конкретным, понемножку учился у всех.

Как эксперт, какие изменения вы отмечаете в современной пластической хирургии? С точки зрения требований пациента? С точки зрения внедрения новых техник и материалов?

Выглядит все так, будто изменений происходит много. Но знаете, что самое интересное? Каждые пять лет они повторяются. Вот пять лет себе сидишь, работаешь – и тут бах! – нужно новшество. «А давайте все делать липофилинг!» Но, послушайте, этот самый липофилинг 20 лет назад уже и делали. Потом снова бах! – и кто-то разработал методику короткорубцового малотравматичного лифтинга средней зоны лица, у которого более быстрый восстановительный период и меньше разрезов. И вот уже целые конференции по этому лифтингу проводятся… Но ведь еще 20 лет назад профессор Неробеев проводил эту самую операцию, и называлась она арт-лифтинг. Эта операция  была, есть и будет. Но кто-то что-то забыл, а многие молодые хирурги об арт-лифтинге никогда и не слышали, и пошли «новые разработки»… Главное – больше красивых слов. Всякие «голд», «сильвер», «экстра спешл фор ю». А суть та же.

В плане технологий – да, появляются новые, более качественные  инструменты. Например, новая аппаратура для эндоскопии, благодаря которой все происходит менее травматично. Стремительными шагами идут вперед аппаратная и инъекционная косметология, которые пациента подготавливают к хирургическому вмешательству. Тогда хирург работает уже с совсем другими тканями – более адаптированными под пластическую операцию и способными к быстрому восстановлению. Для реабилитации тоже появляются всякие дорогие примочки, тряпочки, повязочки.

Но все же я считаю, что главное для хирурга – это хорошие руки и надежная реанимационная бригада, постовые и перевязочные сестры, которые знают свое дело. То есть везде должны быть профессионалы.

С точки зрения требований пациента в основном они следующие: груди нет – хочу грудь, грудь обвисла – подтянуть, нос кривой и плохо дышит – хочу ровный, чтобы хорошо дышал, либо с прогибчиком – кому как нравится. Глаза и веки опустились – поднять, лоб хмурый – расправить, и так далее. Запросы в целом не меняются. А уж наше дело – выбрать наиболее подходящую методику для каждого конкретного случая. Ну, и вкусы пациента и хирурга все-таки должны совпадать.

Опираясь на свой опыт, можете рассказать, какие виды операций сегодня являются востребованными? Изменились предпочтения пациентов? Какие недостатки внешности люди хотят исправить чаще всего?

Среди самых востребованных – пластика носа, которая направлена не только на изменение формы носа, но и на улучшение носового дыхания. Пластика молочных желез, но это превратилось уже в такую историю, что до смешного: делаем вообще любую, любой размер, лишь бы было. Остается очень востребованной пластика верхних и нижних век, различные малотравматичные лифтинги лица и шеи. Пластика фигуры, липосакция. Сейчас все чаще делают липофилинг ягодиц, хотя я предполагаю, что это временное явление, модная тенденция.

Как вы считаете, что будет с будущим пластической хирургии? В каком русле будет развиваться наука и технологии? Какие тренды вы можете отметить на сегодняшний день?

Как сейчас есть, так примерно все и останется. Все уже давно придумано. Пластические операции по восстановлению носа делали еще в древней Индии. Было у них такое наказание, когда отрубали нос. И индийские врачи разработали операцию, когда со лба перебрасывался лоскут на нужное место, использовались специальные импланты, и таким образом они воссоздавали подобие носа. Есть данные, что похожие вещи делали и в Древнем Египте. Большой опыт в области пластической хирургии был накоплен во время Первой мировой войны. Неужели вы думаете, что в ближайшем будущем что-то кардинально изменится, или от чего-то откажутся? Не думаю. Только, может быть, с развитием технологий хирургам и пациентам в некоторых смыслах будет легче.

Кстати, о технологиях. Расскажите о материалах для протезирования и реэндопротезирования груди. Как они изменились, что есть нового на рынке? Каково ваше мнение о полиуретановых имплантах Silimed в частности?

Что касается протезирования и реэндопротезирования – для обоих видов операций используются абсолютно одинаковые  имплантанты. Есть текстурированные, которые имеют тенденцию к врастанию в окружающую ткань. И текстурированные с менее зернистой структурой, которые не врастают. Кстати, у некоторых из этих имплантантов очень плохая заплатка по задней стенке, через которую происходит обмен жидкостью. То есть внутреннее содержание имплантанта выходит наружу, а из организма забираются внутрь него кровяные тельца. Это называется «жидкостной обмен», и это неправильно.

Существуют имплантанты гладкие, которые никак не врастают. Посмотрите на американских красавиц, которым под кожу вгоняют шары – вот это они и есть.

Есть салиновые имплантанты, наполненные физиологическим раствором. Он со временем выходит из имплантанта, выпаривается, выпотевает. Уходит с мочой и потом. Ничего плохого в этом нет, просто потом грудь уменьшается в объемах, «пакетики» эти становятся меньше и их надо менять.

Современные имплантанты содержат в себе специальный гель различной степени вязкости. Существуют и гидрогелевые имплантанты, их почему-то био-имплантантами называют. Не могу сказать, что я от них в восторге. Они точно так же, как салиновые, теряют объем. Грамотный хирург всегда говорит, что срок их службы – максимум 7 лет. В них около 20% геля, остальное – вода.

Что касается материалов для реэндопротезирования, то сейчас очень модно говорить об имплантантах с полиуретановым покрытием. Такие выпускают две фирмы – Silimed и Polytech. На самом деле раньше это была одна бразильско-немецкая фирма, которая потом разделилась.
У меня вот здесь в кабинете лежат и такие, и другие. Если их взять в руки, то Silimed более нежные, они более «аккуратную» поверхность имеют, тактильно приятные. Polytech – погрубее.

С чем я столкнулся лично при использовании Polytech для реэндопротезирования – они должны как бы врастать в окружающую ткань, образуя капсулу, но эти ткани вокруг очень сложно восстанавливаются. Чего я не заметил в отношении имплантантов Silimed. Поэтому скажу так: Polytech в этом плане для меня разочарование года, а Silimed все-таки какое-то положительное впечатление произвели.

Причем отмечу, что я вообще не нацелен при реэндопротезировании ставить полиуретановые имплантанты. Честно, я не вижу в этом большой необходимости. Использовал Silimed я в тех случаях, когда нужно было сохранить тот же размер, что и был до операции, но ткани пациента были перерастянуты. У этой фирмы есть одна очень хорошая вещь – создание полноты объема груди. То есть, допустим, женщина как носила третий размер, так и будет носить, но грудь после операции будет более объемной, приподнятой. И в этом отношении Silimed выигрывает перед другими. В общем, очень хорошие имплантанты, качественные.  В основном ставлю их и Allergan.

В каких ситуациях пациентам стоит обращаться к пластическому хирургу? Возможно, есть определенный возраст, когда точно не обойтись без консультации специалиста в этих вопросах?

Пациенту нужно не смотреть на возраст, а обращаться тогда, когда у него самого появляется такая потребность.

На что вы рекомендуете обращать внимание пациентам при поиске пластического хирурга? Есть требования, которым непременно должен отвечать специалист?

Во-первых, он должен обладать эстетическим вкусом. А, во-вторых,  посмотрите его реальный стаж. А то понапишут «стаж 10 лет», когда врач на самом деле только три года назад получил диплом по эстетической пластической хирургии. Возможно, что до этого 7 лет он просто был общим хирургом и никакого отношения к пластике не имел. Пусть покажет сертификат, если он вообще есть. Если остались какие-то сомнения, то посмотрите, сколько работ есть. А вот читать отзывы в интернете или еще где-то мне кажется полной глупостью, потому что многое из написанного заказное.

Когда вы открывали свои клиники, чем вы руководствовались в первую очередь? Что для вас самое важное, как для врача и пластического хирурга в частности?

Когда я открывал первую клинику, то просто оценил картину в целом: что происходит в эстетической медицине, что актуально?  Но тогда все было по-другому. Иначе лицензировали, например, были другие требования к оснащению и меньшая площадь. Мы с коллегой начинали с того, что сами и мыли операционную, и кварцевали, и убирались.

Потом я еще работал в нескольких клиниках, и постепенно для себя понял, что можно делать, чего нельзя. Так, с течением времени у меня вновь созрела идея создать собственную клинику, где я мог бы устроить все на свой лад.

Во «Времени Красоты» есть только два направления: пластическая хирургия и эстетическая косметология. У нас не было цели создать многопрофильную клинику. И сейчас мне, как врачу и эстетическому хирургу, важно продолжать держать этот фокус. Я люблю и занимаюсь только своей профессией.

Если бы я был бизнесменом, то наверняка бы расширился и сделал себе стоматологию и еще что-нибудь, но, к сожалению или к счастью, я врач и, слава Богу, занимаюсь своим делом.

Какие задачи вы ставите лично перед собой на будущее?

Продолжать в том же духе. И, может быть, все-таки открыть дополнительные клиники со специализацией исключительно на косметологии. Потому что пациенты после операции должны где-то восстанавливаться. И в то же время из этих клиник они по показаниям могли бы быть направлены к врачам-хирургам, которые работают у меня здесь.

Гогиберидзе Отари
Пластический хирург
Принимает по адресу:
Время красоты
Клиника эстетической медицины
Москва, Моховая ул., 11, стр. 3

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 0

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*