Майк Майерс: Некрасивые начинают и выигрывают

Майк Майерс: Некрасивые начинают и выигрывают

Он совсем не похож на Остина Пауэрса-супершпиона

Заросший волосами коротышка с выпирающим животом, огромными зубами и безмерной уверенностью в своей сексуальной привлекательности в один момент стал настоящим героем времени. Майк Майерс утверждает, что не знает, в чем секрет. Скромный, застенчивый, он совсем не похож на Остина Пауэрса-супершпиона, разве что внешне, но это только потому, что сам его придумал, описал и воплотил на экране…

 

 

Давай успокоимся
1990 год

Жизнь зашла в тупик, но Майк отправился в Чикаго на хоккейный матч, решив, что подумает об этом завтра. Так всегда поступали его обожаемые родители — мама Банни, которая сначала говорила, потом думала, и папа Эрик, бывший армейский повар, а потом продавец энциклопедий, который никогда не думал принципиально. Он высоко ценил глупость и за хорошего шутника дал бы десять умников. Как же хохотал отец, когда братья заставили маленького Майка выпить стакан мочи, уверив его, что это лимонад «Маунтин Дью»!

Так Майку был привит вкус к соленой шутке, которая его в результате и прославила. Чем еще прикажете удивлять, если внешне ты совсем не герой-любовник — невысокий, невзрачный, коренастый, с пузиком, глазки маленькие, на щеке — бородавка.

Так Майку был привит вкус к соленой шутке, которая его в результате и прославила. Чем еще прикажете удивлять, если внешне ты совсем не герой-любовник?

В тот момент он уже был звездой «Эфира в субботу вечером», недавно снялся в забойной комедии «Мир Уэйна», и даже продажи пиццы, потребляемой по ходу действия Уэйном и его обдолбанным дружком, подскочили вдовое. Но это не отменяло того прискорбного факта, что у папы нашли болезнь Альцгеймера, а накануне он сел в ванну с кипятком, потому что ему показалось, что это стул…

Вот об этом Майерс точно не хотел думать сейчас, потому что обожал отца и не представлял, как ему помочь, и страшился неотвратимого будущего.

Чувствуя, как на него наваливается депрессия, Майк прибавил скорость и вскоре уже сидел на стадионе, свистел и вопил, приветствуя свою любимую команду «Торонто Мэйпл Ливз». Он всегда гордился тем, что делал это громче всех, но на этот раз у него явно был соперник. Бок о бок рядом с ним сидела черноволосая девица с квадратной американской челюстью, которая оглушительно свистела и визжала. Майк рассердился: что за кайф смотреть игру, когда рядом на ухо кричит вот такая фурия?! Он повернулся, чтобы дать девице отповедь.

 

 

Но вдруг почувствовал, что теряет сознание. Последнее, что он увидел — испуганное лицо девушки, которая кричала:
— Шайба, шайба!

«Должно быть, забили гол, — подумал Майк. — Интересно, в чьи ворота?».
И он умер.

А когда ожил, оказалось, что он находится в чикагской больнице, а рядом сидит та самая девушка.

— В вас попала шайба, — охотно рассказала она. — Разве такое бывает? Один шанс на миллион! И он ваш. А я вас где-то видела… Неужели тот самый придурок Уэйн? И в телевизионном шоу — человек-оркестр, который играет сразу все роли? Слушайте, это действительно здорово!

Майк почувствовал, что ему нравится болеть, и он совсем не прочь еще раз получить шайбой по голове, если эта симпампушка (а она, действительно, была симпатичной и далеко не худенькой) будет сидеть рядом и щебетать.

— Как тебя зовут, малышка? — спросил он.
— Робин Рузан, — сказала она. — И я тоже актриса.
— Это судьба, — сказал он голосом одного из своих персонажей, потому что сам лично умер бы от смущения, приведись сказать такое особе женского пола.

 

Давай повеселимся
1993 год

Он вышел из больницы, и они с Робин немедленно съехались, что для Майка было невероятно решительным шагом. Но девчонка возбуждала в людях такое доверие, что даже незнакомые все время норовили поведать ей о своей судьбе.

 

 

— Представляешь, — возбужденно рассказывал Майк маме, — мы ехали в автобусе, и тут какой-то тип, разговорившись с Робин, начал на весь автобус кричать: «Я однажды ограбил банк!». Она настоящий инженер человеческих душ, так знает людей!
— Муравьи любят огурцы, — соглашалась глуповатая мама, которая часто выражалась непонятно, зато искренне. — Рембрандт — властитель света.
— Термиты не любят корицу, — парировал Майк, и папа, который уже почти ничего не соображал, начинал хохотать в своей кровати.

А потом папа все-таки умер, и Майк был в отчаянии: человека, ради одобрения которого он работал и жил, больше не было.

Мудрая Робин знала, как его утешить: они собрали вещи и рванули в Бостон, чтобы посмотреть, как «Торонто» играет против «Брюинз».

— Он проповедовал в жизни три вещи, — плакал Майк. — «Все хорошо, давай успокоимся», «Цени глупость, давай повеселимся!» и, наконец, «Я — это не моя работа». А я все время был занят и уделял ему так мало времени…

Мудрая Робин знала, как его утешить: они собрали вещи и рванули в Бостон, чтобы посмотреть, как «Торонто» играет против «Брюинз». Майк смотрел на поле, но ничего не видел, поглощенный мыслями о том, что ему уже тридцать, а он по-прежнему комик на телевидении, и новый фильм «Моя жена — убийца топором» провалился в прокате. А теперь вот и папы нет…

Он очнулся от странного крика, но не придал ему значения, повернулся, чтобы сказать Робин, что, пожалуй, пора уезжать, но не увидел ее. Опустил глаза и обнаружил свою девушку свалившейся с лавки. На ее выпуклом лбу всеми цветами радуги переливалась здоровенная шишка.

 

 

— Это что? — поразился Майк.
— Шайба, — с трудом сказала Робин, усаживаясь на лавку. — Разве такое бывает?
— Один шанс на миллион! — потрясенно сказал он. — Это судьба, малышка!

Через несколько дней они поженились и завели себе трех… собак, которых назвали именами нападающих хоккейной команды «Торонто Мэйпл Ливз».

А еще через некоторое время на свет появился мерзкий и привлекательный уродец Остин Пауэрс

 

Я — не моя работа
1997 год

На самом деле, плохие новости для них тогда не кончились: каждый телефонный звонок означал, что либо пора на работу, либо кто-то умер. За папой последовали брат жены, тетка Майерса, потом дедушка с бабушкой Робин.

В конце концов, похороны стали казаться Майку просто смешными. Он понял, что страшно устал, взял отпуск на два года, и они с Робин уехали в Канаду, где Майк принялся тренироваться в любительской хоккейной команде.
И вот однажды он взялся развлечь жену, изображая перед ней мгновенно придуманный образ мерзкого супергероя, напевая одновременно все твисты и шейки 60-х, которые мог вспомнить.

— Это такой Джеймс Бонд с мохнатой грудью, которому не помешала бы эпиляция, — возбужденно говорил Майерс, который явно был в ударе и изображал, как этот уродец ухлестывает за женщинами, а потом откусывает кусочек своей кожи и с упоением жует ее.

Робин хохотала, как сумасшедшая, а потом вдруг сказала:
— А теперь заткнись, иди и запиши все это.

И Майк заткнулся и пошел писать. Он вдруг понял, что страшно соскучился по работе. Через три недели был готов первый вариант сценария об Остине Пауэрсе — супершпионе, а потом Майк приступил к съемкам фильма.

 

 

Эта роль принесет ему 20-миллионные гонорары, звезду на "Аллее славы" ("Прямо напротив секс-шопа!", - хвастается Майерс) и мировую славу. Критики, конечно, назовут Пауэрса грубой, пошлой, глупейшей комедией с шуточками ниже пояса, но зрители будут в восторге от этого незатейливого юмора и подвигнут Майерса снять еще две части фильма, каждая успешнее предыдущей. "Играть роль кого-то, столь уверенного в собственном сексуальном магнетизме, очень-очень волнительно!" - шутил Майк.

После того, как тайное стало явным и факт измены скрыть не удалось, они с Робин развелись, — после 12 лет брака.

Он утверждал, что слава мало что изменила. Он по-прежнему предпочитает блестящим тусовкам вечер дома, в окружении трех собак-"хоккеистов", подле ног своей мудрой и любимой Робин, его жены, его судьбы.

— Нас обвенчали шайбы, — говорит Майерс, и было не понятно, шутит он или говорит серьезно.

А потом журналисты застукали скромного однолюба и семьянина за изменой. Актриса Келли Тисдейл — голубоглазая блондинка, бывшая девушка музыканта Моби, младше Майка лет на 17 — увела тихоню из семьи. После того, как тайное стало явным и факт измены скрыть не удалось, они с Робин развелись — после 12 лет брака. Сейчас в новой семье актера растут сын и дочь, он вполне счастлив. Счастья ему добавил еще один уродец — зеленый гоблин Шрек, которого он озвучил в знаменитом мультфильме. Все, кто слышал оригинальную озвучку, утверждают, что голос Майерса ничуть не подходит на эту роль, ничего в нем нет ужасного и страшного, слышно, как он старается всех напугать, но никому не страшно. Ну не глупо ли? Но потому и смешно!

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 0

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*