Вера Фишер: Во имя любви

Вера Фишер: Во имя любви

Терпение режиссера сериала «Моя земля» лопнуло, и его можно было понять. Исполнительница одной из главных ролей потеряла всякую совесть.

Вера Фишер: Во имя любви— Мое терпение лопнуло, — сказал Жильберту Брага. — Будем ее убивать.
Режиссера сериала «Моя земля» можно было понять. Исполнительница одной из главных ролей потеряла всякую совесть.

Она уходила в запой, пропадая неделями, а, когда появлялась в студии телеканала «Глобо», оказывалось, что снимать ее в таком виде — с опухшим, воспаленным лицом, несвязной речью — невозможно. Этому лицу уже не помогали восстанавливающие процедуры дежурившего на съемках косметолога — он просто отказывался работать с распустившейся звездой. Красавица Вера Фишер, которая в 17 лет была Мисс Бразилия, а в сорок — самой знаменитой в родной стране актрисой сериалов, опускалась на самое дно.

Без удержу

Вере не было дела до того, что в ожидании ее трезвых моментов простаивает огромный коллектив и ежедневно пропадает куча денег. Производство мыльной оперы — сложный и дорогостоящий процесс, съемочный день — по десять часов, и никаких тебе выходных, где уж тут расслабляться?

Красавица Вера Фишер, которая в 17 лет была Мисс Бразилия, а в сорок — самой знаменитой в родной стране актрисой сериалов, опускалась на самое дно.

Однако из-за актерского таланта Фишер, врожденного обаяния и огромной народной любви к ней выходки актрисы терпели долго. Сценарист безропотно переписывал десятки серий, чтобы оправдать отсутствие актрисы или ее больной вид.

Но однажды всяческое терпение лопнуло: Вера пришла после двухнедельного отсутствия как всегда опухшая, под кайфом, теперь еще и с синяком под глазом, и с… загипсованной рукой. Страстная любовь со вторым мужем, ее партнером по сериалу «Мандала» Филипе Камаргу, превратилась во взаимную ненависть. Муж пытался привести ее в чувство кулаками, но запой артистки не могли остановить ни он, ни их 4-летний сын, ни дочь Рафаэла от первого брака, ни даже работа, которую она, в конце концов, потеряла. Сценарист «Моей земли» придумал пожар, в котором сгорела героиня Фишер. А сама она горела в аду собственной жизни, и никто не мог ей помочь.

Вера Фишер: Во имя любвиХотя, конечно, пытались. Первый муж, актер Перри Саллес никогда не переставал любить ее, называя Мой Бог Вера. Вместе с дочерью они несколько раз отправляли актрису в психиатрические клиники, надеясь, что там ей вернут разум.

Но Вера не хотела жить в реальном мире. Без алкоголя и наркотиков он становился серым, в нем не было любви, была только боль…

Вера и надежда

Ее собственный отец к тому времени уже умер, а парализованная мама ничего не понимала. В минуты просветления Вера думала, что болезнь Альцгеймера могла бы быть спасением и от ее собственной памяти.

Сейчас она не хотела помнить, какой красивой была — высокая, стройная, голубоглазая, золотоволосый потомок немецких переселенцев. Ее пышная светлая грива приводила смуглых брюнетов-бразильцев в исступление. Вера рано осознала себя центром Вселенной и кинулась в наслаждения очертя голову.

Влюбчивая по натуре, главным своим развлечением Фишер сделала любовь. Влюблялась часто и ненадолго, полагая, что мир вечно будет вращаться вокруг Ее Величества.

Она обожала шокировать общественность. Ходила голой по родному дому, сверкая высокой упругой грудью, не обращая внимания на распахнутые окна: разве я не хороша? В восемнадцать лет закрутила роман с чернокожим композитором, который ей в отцы годился, — не из-за любви, нет, просто ей нравилось сочетание: белокурая нимфа и черный, как деготь, сатир. Шоколад и взбитые сливки.

Вера Фишер: Во имя любвиА потом взяла и стала порноактрисой. И очень этим гордилась, раздавая интервью направо и налево. Но и разврат ей наскучил. Вера увлеклась театром, у нее было несколько серьезных ролей в кино. А потом знаменитая студия «Глобо», на которой снмались самые знаменитые бразильские сериалы, предложила ей контракт, от которого было невозможно отказаться.

Мужчины падали к ее ногам, как срезанные цветы. И она крутила один роман за другим. Страна считала ее национальным достоянием.

Вера прожигала жизнь. Кажется, она думала, что красота дарована ей навечно, и совсем не берегла ее. Обожала загорать под палящим солнцем Копакабаны, не обращая внимания на покрывшие ее вскоре россыпи пигментных пятен и мимических морщинок — явной приметы фотостарения. Отбеливающие процедуры давали короткий эффект, потому что на следующий день Вера уже снова неслась на пляж.

Мужчины падали к ее ногам, как срезанные цветы. И она крутила один роман за другим. Страна считала ее национальным достоянием.

Ее ночи были отданы любви и ночным клубам — Вера любила танцевать и могла выпить много, совсем, как ей казалось, не пьянея. Не поспав и часа, она бежала на студию, где гримеры, ворча, маскировали синяки под глазами и серый цвет лица.

Но все это оставалось бы только ее личным делом, если бы неудачи в любви не привели к тому, что Вера Фишер пила все больше, начала пропускать работу и причинять боль близким.

Вскоре после того, как ей отказали в работе, она потеряла и сына. На суде, который лишил Фишер родительских прав на Гэбриэля, ее второй бывший муж Филипе Камаргу утверждал, что мальчик часто не спит ночами из-за буйств невменяемой матушки. Няня Гэбриэля рассказала, что Вера однажды накинулась на нее, угрожая ножницами. «С ней ребенок не может быть в безопасности»…

Вера Фишер: Во имя любвиСамая красивая

До этого момента Вера не верила, что сына у нее могут отнять. Приговор прозвучал, как гром среди ясного неба. Ее малыш, ее Габриэль, отныне мог находиться с ней только раз в неделю в присутствии постороннего человека. Самое ужасное, что ребенок ушел к отцу с радостью: он боялся матери.

Сына привозили к ней в выходные. Готовясь к встрече, Вера несколько раз проверяла, все ли в порядке, не сочтет ли наблюдатель, что ее глаза подозрительно блестят, а голос дрожит…

Однажды сын написал ей в открыточке: «Мама, не кури, не пей. Чтобы тебе не было плохо, чтобы ты не была страшная, а была красивая. Чтобы твое сердце не останавливалось. Чтобы ты не оставалась под дождем. Ты преданная, ты не плохая. Не бросай работу, чтобы не стать бедной». Это послание было как удар молнии.

Материнство оказалось именно той ценностью, с потерей которой она не смогла смириться. Вера нашла силы переступить через себя. Она сама пришла в наркологическую клинику и попросила, чтобы к ней применили все возможные методы для полной алкогольной и наркологической реабилитации…

Но это было лишь полдела. Выйдя из клиники и взглянув на себя трезвыми глазами, Вера ужаснулась. Отражение в зеркале ничем не напоминало роковую красавицу с холеным телом.

И тогда Фишер легла в другую клинику — пластическую. Она сделала липосакцию, абдоминопластику, подтяжку груди, лифтинг и блефаропластику. Ее поблекшим волосам вернули блеск и цвет в лучшем салоне красоты Рио-де-Жанейро.
А потом она пошла на телеканал «Глобо» — сдаваться. И удача улыбнулась ей.

Молодой режиссер Рейнальду Жианеккини, очарованный знаменитой актрисой, предложил ей большую роль в сериале «Семейные узы». Для роли Вера сбросила 14 кг, сделала липосакцию и уверила его и боссов студии, что теперь ее единственным напитком стала минеральная вода.

Вера Фишер: Во имя любвиИ ее, действительно, было не узнать. Режиссер уверял прессу, что более дисциплинированную и профессиональную актрису трудно себе представить.

Фишер больше десяти лет судилась с Филипе за право воспитывать сына. Бывший муж был уверен, что рано или поздно она опять сорвется. Вера платила ему алименты, оплачивала образование сына. И ей удалось добиться того, что Гэбриэль проводил с ней все выходные. Она купила для него ферму в живописном уголке Бразилии и баловала, как могла. Для себя оборудовала тренажерный зал, где занимается трижды в неделю с персональным тренером — все-таки ей уже 59, поддерживать форму не так просто, как раньше. Хотя Фишер до сих пор охотно снимается обнаженной, она уже понимает, что красота в ее возрасте — тяжелый труд. И не скрывает, что использует все современные методы пластической хирургии, чтобы оставаться желанной, чтобы быть звездой.

«Я пережила множество романов и две огромные любви, — признается актриса. — И могу теперь сказать, что не хочу больше этих игр, и замуж больше не выйду. Человек, которого я люблю больше всех — это я сама. Если я не буду любить себя, то никто меня любить не будет. Мне куда важнее, что мой сын Гэбриель считает меня красивой. Я, кстати, знаю все свои недостатки: чересчур широкие бедра и целлюлит. Но я по-прежнему чертовски хороша!».

Читайте также

Комментарии 7

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*