Уилл Смит и Джада Пинкетт: Принц и королева

Уилл Смит и Джада Пинкетт: Принц и королева

"Моя жена — лучшее, что со мной случилось в жизни", — признается Смит.

— У вас с Уиллом идеальная семья, миссис Пинкетт-Смит, — польстил журналист и пошутил, намекая на кинохит мужа «Метод Хитча»: — Каков метод?
— Все просто, — пожала плечами Джада. — В самом начале наших отношений я ясно дала понять Уиллу, что полностью заброшу карьеру, прежде чем она угробит наш брак. Я готова на это в любой момент.
Стоящий рядом Уилл широко улыбался. Ох уж эти женщины, они верят в то, во что хотят верить.

По прозвищу Принц
Конец 80-х

Уиллард с детства редко бывал в одиночестве и еще реже этого хотел. Все вокруг обожали веселого, общительного сына установщика холодильного оборудования с обаятельной мордашкой, неотразимой белозубой улыбкой и кожей цвета какао с молоком. Даже оттопыренные уши не мешали успеху, наоборот, делали его привлекательность забавной и человечной, а не конфетной, не глянцевой. Учителя смотрели сквозь пальцы на невыученные уроки, одноклассники звали Принцем и почитали везунчиком. В 11 лет Уилл влюбился в рэп, и детское увлечение быстро начало приносить взрослые плоды: к 18 годам на альбомах своей рэп-группы DJ Jazzy Jeff & the Fresh Prince Смит сколотил первый миллион! Юность началась с того, на что у иных людей уходит вся жизнь.

К 18 годам на альбомах своей рэп-группы DJ Jazzy Jeff & the Fresh Prince Смит сколотил первый миллион!

Правда, деньги быстро кончились, потому что Уилл любил шикарную жизнь и шопинг, но судьба хранила своего любимчика, позволив избежать участи большинства звездных деток: Смит от природы был обаятелен, талантлив и не склонен к саморазрушению, поэтому проблем с заработком не возникло даже тогда, когда слава его рэп-группы начала угасать. На смену музыке пришло телевидение — главная роль в ситкоме «Принц из Беверли-Хиллз». Шесть сезонов подряд гроза девичьих сердец Смит зажигал на телеканале NBC и ждал своего часа в большом кино. Который наступил в 1995-ом — фильм «Плохие парни» открыл актеру двери в большой Голливуд...

С высоты прошедших лет, дух захватывает, какой пройден путь. Теперь его такса — больше 20 миллионов долларов за фильм, Уилл — один из самых влиятельных актеров в Голливуде, признанный красавчик и приколист.

Многие всерьез полагают, что Смит когда-нибудь будет баллотироваться в президенты Соединенных Штатов (и кто бы сомневался в успехе, с его-то харизмой!), да он и сам иногда об этом мечтает… И все же самое главное в его жизни другое…

Эгоист
1992 год

При росте 188 см Уилл неровно дышал к крошечным девушкам. Шерри Зампино поразила его в самое сердце, всего 151 сантиметров роста. Маленькая, стройная, как статуэтка, она казалась ему фарфоровой куклой, которую надо носить на руках. И носил — пока работа не стала занимать все его время. Маленький Трей, их с Шерри сын, рос, почти не видя отца, который одержимо делал карьеру и, как это часто бывает в молодости, не знал, что семья, оставленная без внимания, разрушается. Шерри тоже была молода и обидчива, и не хотела ждать, когда о ней вспомнят. Однажды, дождавшись Уилла с очередных съемок, она положила перед ним документы о разводе.
— Я готов сохранить наш брак, даже если между нами уже ничего нет, — растерянно сказал он.
— В жизни не слышала такой чуши, — отрезала почти уже бывшая жена.

Недаром именно бракоразводный процесс помог Смиту обрести Джаду Пинкетт.

Развод оказался едва ли не первым серьезным испытанием для счастливчика Уилла. Он просто не верил, что все это происходит с ним! Смит ненавидел и не понимал разводов, наверное, потому что вырос в полной семье. Его родители всю жизнь любили друг друга и своих четверых детей, и он не представлял для себя другой доли. Да, пожалуй, в последнее время он слишком много работал и не так много уделял времени Шерри и их малышу, но это ведь не значит, что он их не любит! Более того, когда недавно Уилл проходил мимо комнаты Трея и слышал, как мальчик молится, прося бога забрать его душу к себе, если вдруг ему придется умереть, он чуть с ума не сошел, представив, что может лишиться сына, даже заплакал. И вот Шерри ему заявляет, что уходит и намерена добиваться единоличной опеки.

— Я не дам тебе развод, — заупрямился Смит. — Мы должны быть вместе, ради Трея!
И тогда она сказала ему, что только такой эгоист, как он, мог не заметить, что она уже давно изменяет ему с известным баскетболистом.

То, что ему можно предпочесть другого мужчину, стало еще одним потрясением и открытием. Все-таки жизнь даже самых успешных людей не усыпана одними розами. Разница в том, что они умеют делать правильные выводы из уроков.

Недаром именно бракоразводный процесс помог Смиту обрести Джаду Пинкетт.

Железная кнопка
1995 год

Он знал эту худенькую девушку с пышными волосами еще во времена съемок в сериале: она приходила пробоваться на роль его партнерши. На экране они смотрелись так себе, — слишком большая разница в росте (в ней — 152 см, почти как в Шерри, наверное, поэтому Уилл сразу выделил ее из толпы статных старлеток) — а вот в жизни стали приятелями. Трудно было найти более разных людей: Уилл — разговорчивый, почти болтивый, солнечный, Джада — молчаливая и сосредоточенная на деле; Уилл с 18 лет был самостоятельным, Джада жила с мамой. «Она моя лучшая подруга, — объясняла она. — Забеременела мною еще в школе, так что и разница в возрасте небольшая, и интересы одинаковые. Мама никогда не стояла на моем пути к тому, чего я хочу».

На экране они смотрелись так себе, — слишком большая разница в росте — а вот в жизни стали приятелями.

Попробовал бы кто-нибудь встать! В том, что у крошечной Джады Пинкетт твердый характер, никто не сомневался: если она чего-то хотела, то шла к цели, как маленький танк. Даже в мелочах проявлялась эта ее железная воля — например, в вечной диете. «Еда — это всего лишь топливо для организма», — чеканила она, ковыряя вилкой в тарелке с зеленым салатом без заправки. Уилл, набив рот гамбургером, возражал, что — нет, удовольствие. «Все дело в мозге, — невозмутимо продолжала она. — Стоит перестроить мозг, — и дело сделано. Мне иначе нельзя: при моем росте 5 кг лишнего веса — катастрофа. Буду выглядеть бочонком с ножками». Он начинал хохотать, а Джада невозмутимо отодвигала тарелку с почти нетронутым салатом и отправлялась на очередное прослушивание или занятие: она брала уроки балета, чечетки, играла на фортепиано, пела и вообще, кажется, ни минуты не сидела без дела...

Во время бракоразводного процесса Уилл нуждался в молчаливом слушателе, в чьей-то твердой уверенности, что все будет хорошо. Он стал часто звонить Джаде и жаловаться на свои проблемы, тоску по сыну и зловредность бывшей супруги. Разведясь и отсудив у Шерри право видеться с Треем, Уилл пригласил подругу отпраздновать это событие и не сразу узнал ее в прекрасном видении, возникшем на пороге ресторана. Джада освободила свои удивительно красивые волосы из вечного тугого хвоста, сменила балетки на шпильки, а джинсы — на головокружительное мини, и накрасила свои четко очерченные губы соблазнительной помадой цвета спелой клубники.

И сразу стало очевидно, что с такими девушками не дружат: такие тонкие талии, крутые бедра, высокая грудь и стройные ножки могут принадлежать только возлюбленным.

Так празднование стало свиданием, а дружба — любовью.

Дворцовый переворот
1997 год

Любовь сотворила с Джадой странную вещь: в какой-то момент она поняла, что не может сосредоточиться ни на чем, кроме Уилла. Ее начали интересовать интерьеры и кулинарные рецепты. По утрам Уилл просыпался позвякивание посуды на кухне: Джада гремела сковородками и напевала, готовя ему завтрак, который частенько подавала прямо в постель. Иногда они разговаривали об Идеальном Доме, и оказалось, что видят его практически одинаково. Оба ценили комфорт и уют, и мечтали о большой семье.

Иногда они разговаривали об Идеальном Доме, и оказалось, что видят его практически одинаково.

Когда Джада забеременела, Уилл сделал ей предложение. После свадьбы они поселились на обширном ранчо неподалеку от Лос-Анджелеса: жена вила гнездо, украшая и обустраивая дом, а Уилл стал работать еще больше, но теперь всегда находил время для Джады и родившегося сына (а потом и младшей дочки, названной в его честь Уиллоу). Кто бы сказал, что он не сделал правильных выводов из прошлых ошибок? График Смита теперь всегда строился так, чтобы дом не забывал своего хозяина. Его вполне устраивало, что супруга посвятила себя семье. Женщина, которая прикрывала тыл, пока он отдавал все силы работе, была ему удобна. Кто из занятых мужчин отказался бы от подруги, которая не только содержит в идеальном состоянии дом и знает, что подать на ужин, но и прекрасно выглядит после двух родов (всего-то с двухлетним перерывом), и понимает толк в деле, которым ты занимаешься, так что совет и сочувствие обеспечены?

Но Джаду хватило ненадолго. Небольшие роли, которые она называла развлечениями домохозяйки, и репетиции собственной группы, в которой она начала петь, оказались прелюдией к настоящей большой работе. То, что для нее это по-прежнему серьезно, Уилл понял не сразу: по ее реакции на невинную шутку. Узнав о том, что ее пригласили в «Матрицу-2», он сказал:
— Эй, детка, узнай там у своих, нет ли и для меня там какой-нибудь роли? — намекнув тем самым на то, что именно его когда-то звали на роль Нео в первую «Матрицу». И если бы он захотел...

Конечно, он просто хотел польстить жене, вдруг ставшей столь важной персоной, но Джада неожиданно вспыхнула и резко сказала, что никого ни о чем просить не будет.
— Это мое кино, о`кей? Извини, если какое-то время я не буду твоей кухаркой.

Уилл не понял причины ее негодования и обиделся в ответ. Какое-то время они не разговаривали, и это даже заметили журналисты. Но потом Смит принял единственно правильное решение: первым сделал шаг к примирению, подав ей завтрак в постель, обрядившись в кухаркин передник, о чем с удовольствием сам же разболтал журналистам:

— Я сказал: «Утренний кофе, Ваше Величество!», а она мне: «Вечно ты паясничаешь!». Но разве я не принц?

— Женщина с возрастом становится только красивее, — утверждает Джада. — Если не верите — посмотрите на меня.

После, когда Джаде приходилось тяжело работать на съемках «Матрица: Перезагрузка», и следующей, «Матрица: Революция», он частенько брал на себя заботы о доме и детях — просто чтобы показать, что его внимание по-прежнему сосредоточено на семье.

Пятый десяток
Наши дни

Кто бы что ни говорил, самые красивые жены — у мудрых и любящих мужчин. Джаде Пинкетт-Смит исполнится в этом году 42, и она выглядит на 20 лет моложе. Ее пляжные фото в крошечном бикини облетают Интернет, и все удивляются гладкому лицу без грамма косметики, распущенным густым волосами, стройной фигуре, идеальным ногам без целлюлита и абсолютно плоскому животу. А также уверенности и энергии, которые бывают только у счастливых жен и матерей, и у женщин, состоявшихся профессионально.

— Женщина с возрастом становится только красивее, — утверждает Джада. — Если не верите — посмотрите на меня.

— Моя жена — лучшее, что со мной случилось в жизни, — признается Смит. — Мне остается только робко надеяться, что она так же думает обо мне.

Читайте также

Комментарии 1


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*