Кевин Костнер: Мужской зигзаг

Кевин Костнер: Мужской зигзаг

Он продолжал мучительно размышлять, зачем женится.

Кевин КостнерЗа несколько минут до церемонии его, наконец, оставили одного. Пора было надевать смокинг и выходить к гостям, но Кевин почему-то медлил. Срок его холостой жизни — десять лет холостой жизни! — стремительно истекал, а он продолжал мучительно размышлять, зачем женится.

Не сбежать ли?

Быть или не быть

2004

Из окна второго этажа ему хорошо было видно, как во дворе его шафер Брюс Уиллис, которого друзья называли Бруно, клеился к подружкам невесты. Девицы, одетые в одинаковые воздушные платья, глупо хлопали глазами и непрерывно хихикали. Брюс им страшно нравился, несмотря на лысину.

«Уходи!» — твердила жена как заведенная.

Кевин невольно провел рукой по своим редеющим на макушке волосам. М-да…

Волосы стали выпадать после развода, и остановить этот процесс было уже невозможно, хотя он все сделал для того, чтобы забыть Синди. Может, даже лишнего… Ничего нет хуже сознания своей вины и невозможности что-либо исправить. «Уходи!» — твердила жена как заведенная, ее милое личико застыло в скорбной маске горя и ненависти, сердце Кевина разрывалось, он бы умер у нее на глазах, если бы это могло хоть чуть умерить ее боль. Но Синди не хотела его смерти, она хотела, чтобы он ушел.

А ведь Кевин не воспринимал себя отдельно от семьи! Разве не ради жены и троих детей он выкладывался на съемочной площадке, спорил с режиссерами, потом сам стал режиссером, взявшись за такой крупномасштабный проект, что опытные люди качали головой: надорвешься, мальчик, не для дебютанта такой кусок… Но «Танцы с волками» неожиданно стали его триумфом, Костнер получил «Оскара» и был провозглашен надеждой американского кино. Отныне взгляды всего мира были прикованы к нему, его работе и семье.

Фильм «Телохранитель» только упрочил его положение, хотя партнерша Уитни Хьюстон терпеть Кевина не могла и из всех сил сжимала соблазнительные губы, когда им приходилось целоваться. Она тогда была лакомым кусочком, эта Хьюстон: стройная, с нежной, словно шелковой кожей. Ни к чему вспоминать, что с ней стало потом... Годы и алкоголизм никого не красят.

Все другие женщины тогда внезапно разглядели в нем идеального мужчину — надежного, молчаливого, сурового внешне, нежного внутри, многие из них хотели бы лечь с ним в постель…

Все другие женщины тогда внезапно разглядели в нем идеального мужчину — надежного, молчаливого, сурового внешне, нежного внутри, многие из них хотели бы лечь с ним в постель… Впервые в жизни он стал пользоваться успехом у противоположного пола, о котором раньше и мечтать не мог застенчивый парень с оттопыренными ушами. Ох, эти уши. Сколько лет он надеялся сделать отопластику, которая положила бы конец насмешкам и комплексам, пока вдруг не оказалось, что слава — она сродни пластической операции — делает красавцем любого.

Но и теперь он был верен Синди — так долго, как только мог...
Кевин отошел от окна и, подумав, открыл бар. Конечно, пить на собственной свадьбе — последнее дело, но он позволит себе пять капель в те минуты, когда кажется, что у тебя еще есть выбор. Виски хорошо проясняет мозги.

В другом крыле его особняка в Колорадо заканчиваются суматошные сборы невесты, стилист укладывает последние локоны в высокую свадебную прическу. Кристина, должно быть, необыкновенно хороша в своем белом платье и фате. У девочки это первый брак, и она заслужила все самое лучшее, хотя бы за то, что пять последних лет лечит его раны своей любовью. Все это время Кевин позволял любить себя, не давая надежды на брак.

Хотя Кристин очень нравилась его детям, она веселая и красивая, ей всего 29 (младше Кевина на двадцать лет), и еще она отлично играет в гольф, частенько обставляя его на зеленом поле. Почему же, почему он сомневается, и мучается, и смотрит на открытое окно, как на последнюю надежду убежать, вырваться? Но нет, это самообман, выдумки старого холостяка, он никогда не сможет причинить доверчивой Кристине такую боль, бросить ее прямо у венца, опозорить перед всем миром…
Или сможет?

У девочки это первый брак, и она заслужила все самое лучшее, хотя бы за то, что пять последних лет лечит его раны своей любовью.

Солнечнный ожог

1994

— Как ты мог? — Синди подняла глаза на мужа, и Кевин, не выдержав этого взгляда, полного праведного гнева, отвернулся. Ему было стыдно. Да и кто бы на его месте не почувствовал себя неуютно? Его застукали на месте преступления.

Фотографии в газетах не оставляли места разночтениям: на съемках блокбастера «Водный мир», которые проходили на океанском атолле, кинозвезда Кевин Костнер предавался разврату со стриптизершами. Больше других ему нравилась пышногрудая красотка Мишель Амараи. Секс-бомба свела его с ума до такой степени, что Кевин, забыв о папарацци, резвился с ней на пляже голышом и получил солнечный ожог на причинном месте — до пузырей.

Синди потом сама видела этот ожог, сама лечила, не зная истории его происхождения. «Производственная травма», — шутил муж, приехавший из командировки загорелым и похудевшим. Синди прикладывала к больному месту компрессы и сочувственно выслушивала возмущенные тирады мужа о спорах с режиссером Кевином Рейнольдсом.

Костнер сам пригласил своего друга в этот проект, а потом оказалось, что они смотрят на материал совершенно по-разному: актер видит сагу о ярких приключениях, а режиссер — суровую драму о выживании. А ведь Кевин не из тех, кто безропотно принимает режиссерское видение, у него — свой взгляд, который ценят студийные боссы, между прочим. Не удивительно, что съемки превратились в противостояние, Кевин вечно пребывал в нервном напряжении. И тут эта Мишель…

На съемках блокбастера «Водный мир», которые проходили на океанском атолле, кинозвезда Кевин Костнер предавался разврату со стриптизершами.

Интересно, не Рейнольдс ли намекнул газетчикам, где его искать в тот день, когда они их сфотографировали? Кевин скорее дал бы себе отрубить палец, чем увидеть вот этот взгляд жены — словно он воткнул ей нож в солнечное сплетение. Жизнь моментально превратилась в кошмар. Он и не подозревал, что Синди может быть такой упорной и безжалостной. Восемнадцать лет семейной жизни, общих радостей и горестей, рождение трех детей не стали достаточным основанием для прощения. И он понимал жену, что самое ужасное!

Первые десять лет их брака, пока Кевин искал свое место в профессии, Синди содержала его. Ее никогда не возмущал тот факт, что муж целыми днями обивает пороги студий или сидит, запершись в своей комнате, и строчит сценарии, которые потом никто не покупает. Она работала в нескольких местах, рожала детей и была ему лучшим другом. Да и не могло быть иначе: в ее памяти навсегда остался день знакомства с юным пареньком — таким застенчивым, что его торчащие уши казались двумя факелами, вечно горящими смущением.

Сначала он показался ей девственником, но потом, заикаясь, Кевин признался, что на семнадцатый день рождения папа подарил ему… стриптизершу, с которой у него все и произошло в первый раз. Его отец всегда подходил к проблемам прагматично. Землекоп, который в конце карьеры дорос до электрика и никогда не бросал слов и денег на ветер, видел, что у парня проблемы с женским полом. Кевин ведь очень долго был коротышкой, которого не замечали девушки, это уже после школы он вымахал до 184 см. 

Первые десять лет их брака, пока Кевин искал свое место в профессии, Синди содержала его.

Синди Сильва, по сути, стала его первой подружкой и первой женщиной, с которой Костнеру открылись все прелести секса с любимым человеком. Синди стала для него целым миром. Оказывается, женщине можно было доверять, ее можно было не бояться, оказывается, существует полное взаимопонимание…

Но все-таки он изменил ей однажды. Тогда крошечную роль Костнера в фильме «Большое горе» целиком вырезали при монтаже. Он впал в депрессию, а Синди неожиданно рассердилась. Она сказала, что, если он так расстраивается, то стоит подумать о смене работы. В конце концов, ей нужна помощь.

Кевин психанул, ушел из дома и на улице из автомата позвонил одной знакомой голливудской старлетке, Кристине Динард. В ее маленькой студии в предместье Лос-Анджелеса они хорошо выпили, потом Кевин расплакался, жалуясь на судьбу и Синди, Кристина стала его утешать, что плавно перетекло в замечательный секс.

Он возвращался домой успокоенный и радостный. Знал, что больше не позвонит Кристине, семья дороже. Но теперь Синди не обладала эксклюзивным рецептом утешения своего мужа.
Надо же, ту его первую утешительницу тоже звали Кристина…

Сплошное недоразумение

2004

Его размышления прерывал стук. В дверь с огромным букетом протиснулся Брюс Уиллис.

Кевин психанул, ушел из дома и на улице из автомата позвонил одной знакомой голливудской старлетке, Кристине Динард.

— Куда девать веник? — спросил он. — Мне сказали, что это букет жениха, но ведь за ним ничего не видно, и ты женишься на ком-нибудь другом!
— Женюсь, — повторил Кевин, как зомби.
Бруно озадаченно помолчал, потом бросил букет на кровать и выдернул из вороха роскошных роз одну — на длинном стебле, бордовую, чуть распустившуюся.

— Думаю, этого будет вполне достаточно, — он протянул цветок жениху. — А почему ты еще не в смокинге?
— Хочешь выпить? — игнорируя цветок, Кевин залпом допил свой бокал.
— Конечно, — Брюс с беспокойством оглядел Костнера и, кажется, все понял. — Поджилки трясутся? Ничего, все будет нормально. Выпей еще немного, только не переборщи.

— Что-то я опять засомневался, — попытался улыбнуться Кевин. — Не делаю ли ошибки? Мне кажется, я не пригоден к семейной жизни.
— Ну-ну, — одернул его Брюс. — Кто же тогда пригоден? Ты восемнадцать лет жил со своей Синди душа в душу, а потом — кризис среднего возраста, с кем не бывает.

Он налил порцию виски и выпил, не разбавляя. Кевин глянул на него с сочувствием. В конце концов, десятилетний брак Уиллиса тоже закончился крахом, но его Деми еще и знаменита, выглядит на 25 лет, благодаря дорогой пластике и косметологам, да завела себе смазливого юнца… А вот Синди уверяет, что знать мужчин больше не хочет.

— Я всегда считал себя однолюбом, — пояснил Кевин. — И одна любовь в моей жизни уже была. Вряд ли все это может повториться…
— Ну да? — хохотнул Брюс. — А эта, как ее… Которая тебе ребенка родила?

В конце концов, десятилетний брак Уиллиса тоже закончился крахом, но его Деми еще и знаменита, выглядит на 25 лет, благодаря дорогой пластике и косметологам, да завела себе смазливого юнца…

Кевин молча подставил бокал. С племянницей стального магната Бриджет Руни его связывала мелкая интрижка. Это было сразу после развода, когда Костнер от боли и одиночества не знал, куда себя деть, и спал со всем, что двигалось. Когда девушка заявила о своей беременности, он даже не мог вспомнить, что был с ней, и возмущенно заявил, что ребенок не его. Но генетический анализ доказал обратное, и вот уже несколько лет Кевин платил алименты сыну Лайему.

— Моя личная жизнь — череда недоразумений, — заявил он Уиллису, чокаясь с ним бокалом, и ослабил бабочку на шее. Брюс сбросил пиджак.
— Я тоже думал, что мой развод — недоразумение, которое вот-вот прояснится, — грустно подтвердил он.
— Когда Синди сказала, что я предал ее, я даже не нашел что возразить, — у Кевина уже явно заплетался язык. — Получилось, что, когда я стал богатым и знаменитым, сразу пустился во все тяжкие, позабыв, как она делила со мной беды, как работала за двоих, как поддерживала… Но это не так! — он стукнул кулаком по столу.

— Не так, — согласился Брюс, подливая в бокалы.
— Все эти женщины, — Кевин неопределенно махнул рукой. — Это так… Никто из них никогда не смог бы написать такие письма, как Синди мне писала. Каждый день! Я находил их в карманах брюк, в куртке, в стакане с зубными щетками, в бардачке машины… Милые глупости, чудесные непристойности, понятные только нам двоим шутки, — на глазах Кевина выступили слезы. — Почему она не простила меня, Брюс?!
Уиллис выпил еще и задумался.

— Кевин, но ведь прошло десять лет, — наконец, сказал он. — Неужели за это время ты ни разу не встретил женщину, которая бы заставила тебя забыть о прошлом?
Кевин вдруг затуманился.

Журавль в небе

1995

«Водный мир» оказался для Кевина полным фиаско — и с материальной точки зрения (фильм, стоивший 180 миллионов, собрал в прокате только 80), и в плане личной жизни: он развелся с женой и потерял друга, режиссер Рейнольдс больше не хотел с ним общаться.

Почерневший от переживаний, Костнер задумал снять продолжение «Телохранителя». Идея была далека от оформления когда, путешествуя по Гонконгу, Кевин познакомился с принцессой Дианой…

Почерневший от переживаний, Костнер задумал снять продолжение «Телохранителя». Идея была далека от оформления, когда, путешествуя по Гонконгу, Кевин познакомился с принцессой Дианой… Его осенило: вот кого будет охранять его герой во второй части! Не капризную звезду эстрады, а самую настоящую особу королевских кровей! И сыграет ее сама английская принцесса…

Не мешкая, он поделился с Дианой планами. Она выслушала заинтересованно и дала согласие сыграть, по сути, саму себя.

— Моя жизнь стремительно меняется, — сообщила она Кевину по телефону. — Возможно, совсем скоро я буду принадлежать самой себе. Готовьте сценарий…

Текст был написан в кратчайшие сроки. Действие разворачивалось в Гонконге, куда принцесса приезжала, чтобы помочь пресечь поставки героина, и это навлекало на нее гнев мафии. Но обаятельный телохранитель спасал ее от всех опасностей и попутно возвращал в ее жизнь любовь.

Кевин даже себе не признавался, почему так спешит, подгоняет сценариста, выбивает деньги, форсирует переговоры. Нежная прелесть английской принцессы, ее прекрасные глаза, белокурые волосы и безупречный вкус заставляли трепетать его сердце. Диана охотно говорила с ним по телефону о фильме и выражала надежду, что вот-вот они увидятся, чтобы не расставаться очень долго…

Последний вариант сценария Кевин начал читать за три дня до ее гибели. А потом так и не смог заставить себя вернуться к нему.

— Это была такая потеря… — Кевин подыскивал слова. — Словно птицу убили на взлете. Мне казалось, она понимает меня, как никто, хотя… Это все равно было невозможно. Но то, что ее больше нет в этом мире…
— Давай за Диану, не чокаясь! — предложил Уиллис, и они выпили еще.
На улице послышался шум: пора было ехать в церковь.
— Кевин! Кевин! — скандировали гости на улице. Брюс выглянул в окно, толпа сначала зааплодировала, но, разглядев, что это не жених, заулюлюкала.

Сложенный вчетверо листок белой бумаги, исписанный ровным почерком Кристины неожиданно напугал его. Не зная, что сейчас прочтет, Кевин быстро развернул его.

— Человек двести пятьдесят? — прикинул он.
— Триста, — уныло ответил Кевин. Он поднялся с места, и его ощутимо качнуло в сторону.
— О, тебе хватит, — друг подставил ему плечо. — Вот скажи мне, только быстро! Сколько раз за те годы, что Кристина рядом с тобой, ты заглядывался на других женщин?
— Ни разу, — пожал плечами Кевин. — Что я, пацан? Хватит, ученый уже…

— Вот! — Брюс поднял палец. — Это самый верный признак того, что ты нашел то, что тебе надо. Во-первых, ты все попробовал в этой жизни, вряд ли другие женщины чем-нибудь смогут тебя удивить, — он затянул на шее Костнера бабочку и постарался поместить ее точно по центру. — Во-вторых, кризис среднего возраста миновал, — Бруно помог ему надеть смокинг. — И, в-третьих, Кристина — простая скромная девушка, не актриса, она познакомилась с тобой не в самый лучший период твоей жизни, поэтому ты можешь ей доверять…
— Подожди! — сказал Кевин. Он шарил во внутреннем кармане смокинга. — Откуда здесь это?

Сложенный вчетверо листок белой бумаги, исписанный ровным почерком Кристины неожиданно напугал его. Не зная, что сейчас прочтет, Кевин быстро развернул его.

«Любимый! Ты, наверное, удивишься, зачем я пишу тебе письмо, если мы можем все сказать лично. Но когда я вижу тебя, слова исчезают, горло сжимается, и я не могу слова вымолвить, чтобы описать, как я люблю тебя. Это такое сильное чувство, что счастливее меня сделать просто невозможно. Даже если бы ты сегодня сказал, что передумал жениться, что хочешь расстаться со мной, я была бы счастлива сознанием, что у тебя все хорошо, и я смогла для тебя сделать хоть что-то — например, уйти... Но это все глупые страхи, не обращай внимания, так бывает с любой невестой, которая ждет самого яркого дня в своей жизни и боится его. И я жду тебя, любимый, но в то же время прошу помнить, что ты свободен — сейчас и всегда, что я в любом случае буду благодарна за то, что ты был рядом. Спасибо тебе. Навсегда твоя Кристина».

— Вот это женщина! — сказал Уиллис, беззастенчиво читая из-за плеча. — А ты — старый трус.
— Так. Быстро, — Кевин, не глядя, протянул к нему руку. — Букет!
Уиллис вручил ему взъерошенную вязанку роз.
— Я пошел! — предупредил Костнер и шагнул в открытую дверь, задев плечом косяк.
Брюс отправился было следом, но вернулся к бару и налил себе еще стопочку.
— Удачи! — крикнул он вдогонку, выпил за счастье молодых и занюхал бордовой розой.

Спустя 8 лет Кевин Костнер все еще женат на Кристине Баумгартнер. У них трое детей и ни малейшего желания что-то менять. Даже его оттопыренные уши.

Лучшие клиники косметологии

Читайте также

Комментарии 3

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


1

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*