Пластика является одной из самых безопасных специальностей!

Пластика является одной из самых безопасных специальностей!

Сквозь знания к мастерству. Клеос рассказывает невыдуманную историю Вячеслава Балкизова

Вячеслав Балкизов – один из немногих хирургов, открыто и подробно повествующих о своей практике. «Сквозь знания к мастерству», – так можно охарактеризовать его профессиональный путь. Бьюти-гид Клеос рассказывает невыдуманную историю пластического хирурга от периода обучения до момента, когда он может отказать пациенту в операции. Но давайте обо всем по порядку…

Что побудило Вас выбрать именно эту профессию?
Это было достаточно давно, в 1992 году, когда я поступил в медицинский вуз. Какими причинами руководствовался, я Вам не скажу, но это был однозначно осознанный выбор. В тот период я видел себя врачом, но не имел еще четких представлений о том, какую специальность я хотел выбрать для этого.

Пластическая операция безопасна, как полет на самолете!

В 1996 году в рамках международной программы обмена студентами я посетил Бразилию, где проходил двухмесячную стажировку. Мы были в медицинском госпитале в Рио де Жанейро. Мы жили в семье, и, по счастливому совпадению, рядом с нами проживал один очень известный в то время хирург, доктор Иво Питанги, с которым была знакома хозяйка дома. Мы смогли встретиться в его клинике, пообщаться и, что самое главное, понаблюдать за ходом его операций. И вот он произвел на меня неизгладимое впечатление и впоследствии помог осознать, что я хочу заниматься именно пластической хирургией. На осознанный выбор это еще не было похоже, но как раз в тот период я определил для себя курс и стал целенаправленно идти к своей цели.

Но Вячеслав Валерьевич, в то время же еще не было как такового направления и специализации «пластическая хирургия»…
Да-да, все верно. К моменту, когда я оканчивал вуз, существовало две базы: кафедра профессора Абалмасова Константина Георгиевича, которая занималась реконструктивно-восстановительной и пластической хирургией, а вторая – кафедра профессора Александра Ивановича Неробеева. Сначала мне не удалось попасть к Александру Ивановичу, поэтому первые полгода я находился на кафедре Константина Георгиевича, которая располагалась на базе Центральной больницы Академии наук.

К сожалению, на базе профессора Абалмасова (на тот момент – под руководством заведующего отделением Гайнуллина Рауфа Мидхатовича) в основном шли сосудистые операции, то есть реконструкция и восстановление лимфатической системы у пациентов после мастэктомии. Эстетических операций в тот момент практически не было (в силу того, что это было новое направление, новая клиника). Это и сподвигло меня к переходу на базу профессора Неробеева.

И только после того, как я успешно прошел ординатуру, перевелся на кафедру реконструктивно-восстановительной пластической хирургии с курсом косметологии и последующими тремя с половиной годами аспирантуры, защитил кандидатскую по микрохирургической теме (по двум специальностям: челюстно-лицевой хирургии и стоматологии, потому что мы располагались на базе Центрального научно-исследовательского института стоматологии), началась моя практика!

Еще в период аспирантуры Александр Иванович рекомендовал меня Владимиру Эдуардовичу Тапии в качестве помощника при выполнении его операций. Также я освоил методику лазерной шлифовки, прошел курс в Государственном Центре Лазерной Медицины. Я помогал Тапии Фернандесу нечасто, но каждый раз в случаях оперативных вмешательств и также занимался у них лазерной коррекцией его послеоперационных пациентов.

А можете чуть подробнее рассказать про свой творческий путь?
Самостоятельная практическая деятельность была уже в «Гута-Клиник», и одними из первых мы начали делать эндоскопические операции на лице (это было в 2002-2003 годах). В тот период подобного рода процедуру делал только Денис Агапов в Санкт-Петербурге. Не припомню, чтобы кто-то еще практиковал данную операцию. А дальше шла череда клиник: поточные, сетевые, небольшие… И смена места была обусловлена только одним желанием – жаждой роста, потому что нельзя постоянно сидеть на месте, и я хотел достигать прогресса в своей работе, практике.

Пластическая операция безопасна, как полет на самолете!

На сегодняшний день мы имеем две базы. Одна находится на Новорижском шоссе в PremierMedica. Я бы назвал ее многопрофильной клиникой элитарного сегмента, так как она оснащена по последнему слову техники, в ней работают высококвалифицированные специалисты, вышколенный персонал, она имеет великолепное оборудование… Единственный недостаток данной клиники – пожалуй, ее удаленность, так как находится она в 5 км от МКАД.
Вторая база любезно предоставлена руководством клиники RossClinic – здесь мы также выполняем часть оперативных вмешательств, ведем консультативный прием. Я абсолютно доволен и условиями, и самой базой. Нас все устраивает!

Пластическая операция безопасна, как полет на самолете!

Давайте поговорим о пластической хирургии как таковой. Какие тенденции в сфере можете выделить сегодня?
Последние годы шел достаточно большой экспансивный рост в числе выполняемых пластических операций, и, несмотря на то, что идет масса негатива со стороны средств массовой информации, услуга остается востребованной. Ежегодно во всем мире очень много людей прибегают к пластическим операциям в том или ином виде.

Пока люди хотят быть красивыми и ухоженными, пластическая хирургия и косметология всегда будут востребованы.
Я думаю, Вы полностью правы! Конечно же, рост числа операций приводит к тому, что периодически возникают какие-то резонансные ситуации, когда мы слышим из СМИ о тех или иных неудачно проведенных вмешательствах или о большом количестве трагических гибелей именитых хирургов и не только. Такое, к сожалению, случаются. Но! Я бы хотел отметить, что в целом пластическая хирургия является очень безопасной и в то же время ответственной специальностью.

Как и с авиаперевозками, отношение числа падений самолетов к числу возможных вылетов и перелетов составляет менее одного процента, да даже одну сотую процента!

Тем не менее, каждое падение самолета – очень большое резонансное дело, хотя ежегодно на дорогах России гибнут десятки тысяч человек, но это все остается за кадром. Есть какие-то вещи на виду, а есть ускользающие от общего внимания, и люди не придают этому должного значения.

На сегодняшний день пластическая хирургия является одной из самых безопасных специальностей в медицине!

Вероятность каких-то неблагоприятных исходов крайне низка. Конечно, это во многом фактор, определяющийся квалификацией, профессионализмом, уровнем специалиста, выполняющего ту или иную операцию.

Пластическая операция безопасна, как полет на самолете!

Для хирурга успешная операция во многом, конечно, зависит от правильного выбора пациентов! К сожалению, пациенты стали другими по сравнению с теми, кто приходил на прием 10-15 лет назад. Ничто в мире не способствует тому, чтобы у людей улучшалось здоровье. Каждый год мы имеем все больше психосоматических пациентов, которые нуждаются в какой-то дополнительной поддержке со стороны профильных специалистов, например, психотерапевтов или психиатров. Сейчас очень распространена такая болезнь, как дисморфофобия – неприятие себя. И хирурги в таких ситуациях вынуждены отклонять пациентов, и в этом тоже заключается определенная доля профессионализма – иметь силы и возможность отказывать пациентам и не выполнять хирургических операций.

Ведь если пациент идет на операцию только ради того, чтобы насолить своему ушедшему супругу или произвести впечатление на подруг, то не всегда эта операция сможет принести должный эффект. Каким бы хорошим результат ни был, ситуация не изменится и никак не отразится на жизни пациента, потому что проблема была не во внешности.

И вот тут бывают моменты, когда свой стресс и негатив пациент переносит на врачей, которые проводили ту или иную процедуру. Поэтому очень важно помогать людям и уметь говорить нет тем, кому наша помощь не нужна.

Вячеслав Валерьевич, Вы говорили о том, что пластическая хирургия – одна из самых безопасных областей. Мы живем во время изобилия информации, пациенты приходят на консультацию и думают, что они более подкованы в каких-то вопросах, нежели хирург, потому что они «погуглили». Что можете сказать Вы как эксперт в данной области? На какие моменты необходимо обратить внимание в первую очередь при выборе правильных клиники и хирурга? В каком направлении необходимо двигаться для усовершенствования своей внешности, чтобы понимать, что это будет красиво и безопасно?
Начну с того, что существует две разновидности врачей, занимающихся пластическими операциями. Я отношусь к позднему поколению – это люди, первично получившие базовое образование по специальности, в которой мы сейчас работаем. Благодаря усилиям Натальи Евгеньевны Мантуровой и бывшего главного пластического хирурга Николая Олеговича Миланова, несколько лет назад мы все-таки получили возможность иметь собственную специальность «пластическая хирургия»!

В первую очередь необходимо обращать внимание на то, что собой представляет специалист: как давно он в специальности, чем он занимался до этого и т. д. Да, сейчас очень много хороших специалистов, но нужно помнить, что есть люди, которые пришли в профессию только ради того, чтобы поднять уровень и качество своей жизни. Ведь не секрет, что пластическая хирургия – более высокооплачиваемая специальность в хирургии, нежели другие отрасли.

Второй момент: при выборе клиники необходимо учитывать продолжительность работы учреждения, репутацию, возможность не только находиться в дневном стационаре, но и остаться на ночь, техническое оснащение, наличие палаты интенсивной терапии, реанимационного блока, грамотного персонала.

Необходимо помнить, что клиника – это не только внешний вид, антураж и стены, но в первую очередь – люди, от которых будет зависеть жизнь и здоровье пациентов!

Пластическая операция безопасна, как полет на самолете!

Действительно, многие операции безопасны, но мы должны помнить, что есть такое понятие, как сопутствующие заболевания, которые могут быть у пациентов. Мы знаем массу случаев, когда в стоматологических кабинетах во время каких-то безопасных инъекций у людей случался анафилактический шок, летальный исход, и мы должны понимать, что не надо в этом высматривать вину одних только специалистов. Обязательно надо рассказывать о хронических заболеваниях, не скрывать информацию о каких-то осложнениях, которые ранее могли возникать. Существуют ситуации, когда люди скрывают факт ранее выполненной ринопластики, а хирург, уже находясь в операционной, видит следы нерассасывающихся швов. В данной ситуации пациенты в первую очередь вредят себе!

Правильные, грамотные обследования на дооперационном этапе позволяют исключить и минимизировать те или иные риски. Для нас таким же критичным требованием является то, что мы не берем пациентов в дни менструального цикла. Мы не оперируем их за два дня до и столько же после его окончания, потому что считаем, что в эти дни меняются реологические свойства крови, повышается кровоточивость, хуже переносятся и дольше проходят синяки, существует больший риск образования гематом. Всем пациентам, которые идут у нас на операцию, мы надеваем компрессионное белье – это профилактика тромботических состояний.

Мы не можем всего исключить, и пациенты должны это понимать, потому что любая операция – это определенного рода риск.

Мы не гарантируем полную, стопроцентную безопасность, но стараемся минимизировать всевозможные риски. Каждый идущий на операцию должен отдавать себе отчет, что в той или иной степени он вверяет свое здоровье и жизнь в руки тех специалистов, к которым он обращается.




Ксения Любимова-Найко,
специально для kleos.ru

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 5

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*