Пластический хирург Алексей Гварамия

Пластический хирург Алексей Гварамия

Омолаживающие операции, полагаем, будут популярны всегда. «Вернуться» на десять лет назад, скорректировать возрастные признаки – все это возможно благодаря талантливым хирургам, которые в совершенстве владеют современными и безопасными методиками. Гварамия Алексей Алекович, ведущий пластический хирург клиники Mont Blanc, специализируется на омоложении лица: выполняет все виды операций. Сегодня мы узнали у хирурга с более чем 25-летним опытом, в каких случаях лучше сделать эндоскопию лба, а не блефаропластику, зачем нужны дымчатые очки после пластики век, а также обсудили принципы работы с пациентом, которых уже много лет придерживается Алексей Алекович.

Пластический хирург Алексей Гварамия

Алексей Алекович, некоторым пациентам при опущении верхних век часто показан эндоскопический лифтинг лба (бровей), а не блефаропластика. С чем это связано? В каком случае вы рекомендуете в первую очередь корректировать зону лба, а не век?

С возрастом очень часто происходит опущение бровей, особенно их кончиков: веки соответственно тоже нависают, и взгляд становится хмурым. Когда мы поднимаем брови при эндоскопическом лифтинге лба, взгляд как бы «открывается», при этом также уходят избытки кожи верхних век, и в верхней блефаропластике зачастую больше нет необходимости: пациент получает нужный результат и отлично выглядит!

Ко мне часто приходят пациентки, которые когда-то уже делали блефаропластику, но жалуются на суровый, закрытый взгляд, хотя на веках избытков кожи нет! Это как раз связано с тем, что показана им совсем другая операция – эндоскопический лифтинг.

Попробуйте приподнять брови: лицо сразу меняется. Оно «открывается», становится молодым, приветливым! При эндоскопическом лифтинге на лбу разглаживаются морщины – это тоже огромный плюс операции.

Как выполняется эндоскопический лифтинг лба?

Операция выполняется через 4 маленьких разреза в верхней волосистой части головы: их в последствии видно не будет. Применение эндоскопической техники позволяет «обойти» нервы и сосуды, то есть выполнить операцию безопасно и эффективно. В ходе такого лифтинга происходит перераспределение мышечных усилий, лоб поднимается, и мы надежно фиксируем его в новом положении.

Если, все-таки, стоит вопрос о возможной блефаропластике после лифтинга лба, какой срок должен пройти?

Примерно полтора месяца: этого времени вполне достаточно для понимания ситуации. Брови «сядут» в новом положении, и, если какие-то избытки кожи на веках остались, мы их устраним. Но это требуется крайне редко – обычно в блефаропластике уже нет необходимости.

Верно, что отеки после эндоскопии проходят дольше, чем после многих других методик? Как можно повлиять на ускорение заживления?

Да, отечность держится достаточно долго, около месяца. Многие ошибочно полагают, что эндоскопическая подтяжка – это малотравматичный лифтинг, и уже через неделю никаких следов операции не будет! Это далеко не так. Эндоскопический лифтинг средней зоны лица очень эффективен, но восстановление проходит в 2 раза дольше, чем при SMAS, например. Ткани при эндоскопии отделяются от кости и сдвигаются всем блоком - конечно, это травматизация. Просто врач должен предупредить пациента, что процесс реабилитации будет постепенным. Главное, что результат того стоит!

При этом реабилитация после эндоскопического  лифтинга бровей  проходит очень быстро, практически за две недели. Ускорить процесс реабилитации можно разнообразными физиопроцедурами, местными препаратами, барокамерой. Намеренно не упоминаю о них, поскольку в конкретных случаях их виды и интенсивность определяет врач, а не пациент.

Насколько эффективной будет операция блефаропластики или эндоскопии лба, если пациент сделал ботулинотерапию от морщин, и время действия ботокса еще не закончилось?

Недавно проведенная у пациента ботулинотерапия не дает хирургу реальной картины. Приходите на консультацию, а тем более операцию, без ботокса. Это в ваших же интересах.

Что будет, если, допустим, сделать операцию, когда ботокс в тканях еще работает? Мы удалим избыток кожи при блефаропластике, спустя время ботокс прекратит свое действие и брови упадут, опустятся их наружные уголки… Потом вы снова придете к хирургу и будете упрекать его, что он что-то не доделал. Я как специалист, конечно, вижу, что у пациента сделан ботокс, и мы переносим операцию. Но пациент должен сам честно ответить на все мои вопросы: нужно думать об эффективности и долговременном результате хирургической коррекции, а не о том, чтобы скорее что-то сделать.

Зачем мне делать операцию, если, в силу обстоятельств, я не смогу сделать ее идеально? А возможно и вообще придется повторно оперировать?

Так что будем ждать вместе с пациентом. У кого-то эффекта от ботокса хватает на 4 месяца, а у кого-то на полтора года.

По поводу операцию Сангапури (пластика азиатского разреза глаз): она технически сложнее для врача?

Да, намного. Она требует определенных навыков и опыта, ведь основная задача хирурга –создать естественную складку в области верхнего века, а не просто удалить избытки кожи. Я выполняю Сангапури только под местной анестезией: мне нужно чтобы пациент периодически открывал глаза, это крайне важно для создания симметрии и красоты.

Вы советуете носить дымчатые очки после пластики век, с чем это связано?

Многие мои пациенты выходят на работу спустя несколько дней от операции. Да, на веках хорошее кровоснабжение, и они заживают достаточно быстро, но отеков и синяков, все-таки, как правило, не избежать. Дымчатые очки полностью скрывают факт недавно проведенной операции, но в то же время не вызывают у людей недоумения, так как подходят для носки в помещении. Так что моя рекомендация основана в первую очередь на желании пациента как можно скорее вернуться к своим обычным делам. На улице, конечно, не обойтись без солнцезащитных очков: ультрафиолет отрицательно влияет на процесс заживления и полного исчезновения рубчика после операции.

Насколько целесообразно приносить на консультацию с пластическим хирургом фотографии своей молодости?

Иногда это может быть полезно: например, если планируется та же блефаропластика. У многих людей от природы есть небольшое опущение век. И они не хотят в результате омолаживающей операции получить слишком «распахнутый» взгляд: просто хотят вернуть то, что было раньше. Потому я всегда подробно спрашиваю пациента о его пожеланиях, у нас должно быть полное понимание.

Вы навещаете своих пациентов в стационаре после операции? И как проходит общение с пациентом после выписки?

Всегда навещаю своих пациентов в стационаре. Дежурная медсестра на посту, анестезиолог также в клинике – пациент под круглосуточным наблюдением. Кстати, в день операции я всегда в городе: хирург не может сделать операцию и сразу куда-то уехать или улететь… Мы в клинике следим за процессом заживления и состоянием пациента после операции, ведь он посещает перевязки, проходит контрольные осмотры, реабилитационные процедуры, плюс ко всему, я всегда на связи. Пациент может задать мне любой беспокоящий его вопрос, выслать фото или просто что-то уточнить…

Очень большое количество хирургов, к сожалению, не прошли так называемую хирургическую школу. Мне, в начале моего обучения, да и в процессе всей профессиональной карьеры, повезло ее пройти. Хирургия вообще очень строго регламентирована – пластическая в том числе.

Есть жесткие правила, которые нарушать нельзя. Эти правила должны быть незыблемы для тебя на всю жизнь, каким бы видом хирургии ты не занимался. Пренебрежение ими недопустимо! Ответственно относиться к регламенту операции должен каждый уважающий себя специалист, который хочет быть профессионалом.

С чем может быть связан отказ хирурга в проведении омолаживающей операции?

Часто пациенты недооценивают или переоценивают возможности пластической хирургии. Важно понимать, что мы можем значительно улучшить ситуацию, «сбросить» пациенту какое-то количество лет, иногда большое, но нельзя просто вернуть в точности всё, как в юности – это невозможно. С возрастом меняется всё – тургор тканей, весь связочный аппарат, да и вообще лицевой скелет.

Ради чего мы занимаемся пластической хирургией? Операция делается не ради операции. А для того, чтобы человек засиял, изменился в самом лучше смысле этого слова. А иногда никакая коррекция вообще не нужна, даже если есть показания.

У человека могут быть от природы опущенные брови, и они не всегда придают лицу хмурый вид. Я знаю множество знаменитых моделей – они очень красивы, и эта особенность их абсолютно не портит. Здесь уже срабатывает художественный вкус, который должен быть у любого пластического хирурга. Пластическая операция – это не набор одинаковых действий, а тонкий, скрупулезный, а главное, простите за набившую оскомину банальность, индивидуальный подход к ситуации каждого пациента: только в этом случае результат будет отличным! Поверьте, не только сами пациенты радуются результату операции. Хирурги тоже! А иначе нет смысла заниматься этой профессией. 

Записаться на бесплатную консультацию к пластическому хирургу Алексею Гварамия в клинику Mont Blanc Вы можете по телефонам: +7 (495) 134-12-00, 8 (800) 234-72-92.

МОН БЛАН (MONT BLANC)
Медицинский центр
г. Москва, Балтийский 2-й пер., 6

Публикуется на правах рекламы

Лучшие клиники пластической хирургии

Читайте также

Комментарии 1


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*