Кейт Бекинсейл: Шипы английской розы

Кейт Бекинсейл: Шипы английской розы

Многие считают ее стервой и анорексичкой

За последние десять лет английскую актрису, голливудскую кинозвезду Кейт Бекинсейл не менее семи раз включали в списки первых красавиц и самых сексуальных женщин из ныне живущих. Это не мешает многим называть ее анорексичкой и считать первостатейной стервой.

 

 

Чайка
90-е годы

Кейт Бекинсейл не только необычайно красива, но и чертовски умна. Актерство — дело ненадежное и далеко не всегда взывающее к интеллекту — это то, что случилось с ней, помимо желания, как удар молнии. Ей пришлось оставить Оксфорд, где она изучала русскую и французскую литературу, потому что она почувствовала призвание актрисы — как болезнь.

На самом деле, никто вокруг также не ожидал, что она выкинет этот финт: близкие с детства считали Кейт дурнушкой, она и сама так думала. Теперь, когда ее называют самой красивой женщиной Соединенного Королевства, об этом странно говорить, но Бекинсейл считает: в некрасивости ее убедили сводные братья. После смерти отца мать вышла замуж за вдовца с четырьмя сыновьями, которые третировали Кейт, а она была слишком язвительной и злопамятной, чтобы найти с ними общий язык. В девять лет девочка попросила маму отдать ее в интернат, чтобы не общаться с новыми родственниками, и стала там первой ученицей. Однако серьезные психологические проблемы не давали ей покоя, девочка заболела анорексией и четыре года провела на кушетке психотерапевта, который пытался вытащить ее из суицидальных настроений жестким психоанализом по Фрейду, от которого было только хуже. Образ отца преследовал ее, Кейт казалось, что она умрет так же рано, как и он, и не видела смысла тянуть с этим. Когда переходный возраст кончился, она, наоборот, стала бояться смерти и каждый день воспринимала, как подарок.

Окончательно выбраться на свет «из того стеклянного саркофага», как говорила позже Кейт в интервью, ей помогла любовь.

Окончательно выбраться на свет «из того стеклянного саркофага», как говорила позже Кейт в интервью, ей помогла любовь.

С актером Майклом Шином она познакомилась на репетициях чеховской «Чайки» в лондонском театре. Шин, игравший Костю Треплева, был уже знаменит, на правах звезды приехал на первую репетицию с опозданием. Он вошел в зал, и его внимание мгновенно приковала тонкая, как тростинка, серьезная девушка, которая свободно болтала с режиссером Робертом Стуруа на каком-то варварском языке.

— Это что же, русский? — с восторгом спросил он, подбегая к сцене, забыв поздороваться.

Незнакомка смерила его гордым взглядом. Никак не могла привыкнуть к актерскому панибратству, никак не могла отвыкнуть считать себя филологом, ученым. Литературные работы Бекинсейл занимали первые места на конкурсах, но игра на сцене школьного и университетского театров и любовь к системе Станиславского решили за нее. И ведь она ничего не сделала, чтобы получить свои первые роли, они сами нашли Кейт, и сразу — главные.

 

 

Однако Майкл Шин тоже увлекался системой Станиславского и настолько проникся любовью Кости к Нине Заречной, что страстно полюбил Кейт. Они стали жить вместе, а потом она согласилась ехать с ним в США, где возможностей стать звездой куда больше. Правда, их страсть быстро переросла в дружбу (с ее стороны), Кейт казалось, что это самое прочное чувство. Когда поняла, что беременна, легко отказалась от карьерных устремлений. Все равно ее никуда не приглашали, а Майкл много снимался. Она тогда мало походила на «сексуальную Кейт», какой ее видят сейчас. Грудь разбухла, походка стала тяжелой, утиной, живот был такой огромный, что, казалось, она никогда не похудеет, а ее роскошные темные волосы, которые она как-то легкомысленно обесцветила, отросли и выглядели неопрятно. Может быть, тем ужасом, который она испытывала, глядя на себя в зеркало, объясняется и тот факт, что она сделала пластику груди, как только родила и перестала кормить, и то, что она до сих пор не собралась родить второго ребенка: а вдруг теперь лицо и фигура изменятся навсегда?

— Мне нужна именно такая — ни рыба, ни мясо, — сказал он, подписывая договор, который, в конце концов, привел ее на звездный путь.

В первый после родов проект — фильм «Перл-Харбор» — ее взяли, потому что она показалась режиссеру страшненькой.

— Мне нужна именно такая — ни рыба, ни мясо, — сказал он, подписывая договор, который, в конце концов, привел ее на звездный путь.

Спустя совсем немного времени Бекинсейл стала нужна всем. Теперь ей приходилось постоянно сниматься, а Майклу — сидеть дома с дочерью. Его звезда двигалась к закату, а ее — поднималась все выше. Актерская судьба непредсказуема. Кейт чувствовала себя виноватой, дергалась, иногда злилась на мужа, иногда — на себя. Раньше она частенько заговаривала о свадьбе, и Майкл все переводил в шутку, наверное, это сыграло свою роль в том, что она перестала его воспринимать, как вечного партнера, мужа навсегда. Теперь она была даже рада, что не настояла на своем.

Кейт порой думала, что женщины похожи на самок животных: теряют интерес к самцу, который больше не может быть вожаком стаи.

 

 

Злые языки
2003 г.

— Вы слышали, она бросает своего мужа ради режиссера, у которого снимается, — недавно приехавшая из Англии начинающая актриса Сьенна Гиллори сплетничала в туалете о своей более удачливой соотечественнице. — Нет, ну вы подумайте, какая расчетливая тварь! Сначала сошлась с Шином, чтобы попасть в Голливуд, а теперь нашла себе женишка получше! И грудь у нее искусственная

Кейт помедлила, но потом решительно вышла из кабинки. У девиц, окружавших Сьенну, вытянулись лица, но главная сплетница постаралась сохранить гордый вид. Бекинсейл не спеша вымыла руки и подошла к девушкам.

— Смотри, не задохнись от зависти, милая, — сказала она и брызнула в лицо Сьенне водой с мокрых пальцев. Развернулась на каблуках и пошла к выходу, каждый миг ожидая, что завистница завизжит и вцепится ей в волосы.

А вот Кейт всегда была способна на поступок. И пусть ее называют сложной, колючей, вздорной, именно это помогало ей пробиваться наверх — характер, а не выгодные связи.

Не вцепилась. Ничего у нее не выйдет, у этой Сьенны, в голливудских джунглях, раз способна только на то, чтобы злословить.

А вот Кейт всегда была способна на поступок. И пусть ее называют сложной, колючей, вздорной, именно это помогало ей пробиваться наверх — характер, а не выгодные связи.

Характер проявлялся даже в сигаретных пристрастиях: она всегда курила любимый «Житан». Слишком крепкие сигареты для нежной «английской розы», как ее называли в Голливуде, но она пристрастилась к ним и не считала нужным отказываться от этой вредной привычки. «Курение старит женщину, — назидательно говорила мать. — Смотри, молодость не навсегда». Умела она «вселить оптимизм», но Кейт вовсе не так одержима внешностью, как это может выглядеть, когда дело касается прекрасной женщины с изящной фигурой, пышными локонами и утонченными чертами лица.

Хуже всего выглядело то, что в картине «Другой мир» она снималась вместе с Майклом. Когда Кейт уговаривала Лена Уайзмана, режиссера фильма, найти роль и ее гражданскому мужу, она еще не знала, что влюбится в него, как ненормальная. Ей хотелось поддержать Шина, который из молодой знаменитости превращался в бывшую знаменитость. Совместная работа должна была восстановить пошатнувшееся взаимопонимание супругов, тем более малышке Лили исполнилось пять, и она уже многое понимала. Майкл получил роль злодея, безответно влюбленного в затянутую в черный латексный костюм «вампиршу» Кейт.

 

 

Когда же влюбленность режиссера и актрисы случилась, эта двусмысленная ситуация была мучительной для всех, даже для Шина, который не знал, в чем дело, но чувствовал холодность жены. Лен уговаривал Кейт подождать с откровениями, чтобы не ставить фильм под угрозу срыва и дать время ему самому: он тоже был несвободен. Иначе она давно бы все рассказала мужу, и вот эта вынужденная ложь заставляла ее чувствовать себя грязной и виноватой. После премьеры «Другого мира» она с облегчением сказала, что забирает дочь и уходит к Уайзману. От Майкла не последовало ни слова, ни вздоха упрека, но Кейт чувствовала себя ужасно, и даже предстоящая свадьба — они с Леном решили не тянуть с оформлением отношений — не радовала…

После премьеры «Другого мира» она с облегчением сказала, что забирает дочь и уходит к Уайзману.

 

Здравствуй и прощай

Лили она объяснила, что они с папочкой по-прежнему любят друг друга и свою дочку, но жить теперь будут отдельно.

— Тебе же нравится дядя Лен, правда? Мы вместе поедем в Лас-Вегас и будем развлекаться целые дни напролет, — говорила Кейт, заплетая Лили длинные косички. Она одержимо любила дочь и посвящала ей каждую свободную минуту. Больше всего она боялась, что Лили будет чувствовать себя такой же одинокой и дурнушкой, как она в детстве. Поэтому всегда обо всем с ней говорила и постоянно называла красавицей.

Дочь на удивление спокойно отнеслась к сообщению. Кейт подозревала, что Майкл взял на себя труд подготовить дочь к разлуке, и ее душу заполнили теплые чувства. Она не могла представить своей жизни без советов Шина, его доброго взгляда. Но ведь невозможно построить жизнь с одним мужчиной, не потеряв другого. Или возможно?

 

 

Перед свадьбой она поехала к своему бывшему возлюбленному и битый час стучала в дверь своего бывшего дома, прежде чем Майкл открыл. Его вид ужаснул ее — осунувшееся лицо, щетина, круги под глазами. На нем были плащ и ботинки, кажется, он так и спал, не раздеваясь.

Слезы хлынули из ее глаз, таких колючих и насмешливых обычно, словно кто-то открыл шлюзы. «Прости меня, прости», — твердила Кейт, и с каждой минутой ей становилось все легче.

Они гладили друг друга по лицу и клялись в вечной любви — той, для которой не нужно ежеминутно быть вместе, которая выше страсти и выше плотской близости. Отныне, как бы ни сложилась жизнь, с кем бы и где она ни проходила, каждый из них знал, что всегда может обратиться к другому за помощью и поддержкой.
Выплакавшись, Кейт помогла Майклу прибрать дом, по которому словно буря прошла, сварила ему кофе и, выпив чашку, поцеловала его на прощание. Она уходила с легким сердцем и видела, что он улыбается ей в ответ.

Через несколько недель Кейт и Лен поженились в Лас-Вегасе в присутствии одной только Лили, а потом сразу разъехались по съемкам в разные концы мира. Дочку Кейт отправила к папе Майклу. Так это происходит до сих пор, Лили иногда говорит, что другие дети ей завидуют: не у каждого есть целых два настоящих отца. Хорошие люди, даже расставаясь, умеют делать друг друга счастливыми, а красавицы — не всегда стервы. Что бы там ни говорили завистники.

Читайте также

Комментарии 4

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен


0

Ваш комментарий*

Файл не добавлен

Добавьте комментарий

Комментарий

Файл не добавлен

Ваше Имя*

Ваш E-Mail*